Свободный язык – свободное слово!

В словаре Гете – 600 тысяч слов.
Ты не Гете – запомни тысячу!
* * *
Свободно говорить – в свободной стране.
* * *
Слово - не воробей, схватывай налету!
* * *
Владеешь языком – владеешь собой.
* * *
Язык без срока годности.
Запасайся словами.
* * *
Язык твой - друг твой.
Имей сто друзей!
* * *
Язык - душа страны.
Загляни в нее.
* * *
Читай Шиллера, как Пушкина.
В подлиннике.
* * *
Хочешь жить в Германии, старайся знать язык!
* * *
Живешь в стране – говори на ее языке.

• Сёстры

И доктор Бенджамен Спок, и доктор Зигмунд Фрейд сходились в одном – двое детей одного пола в семье всегда найдут повод для соперничества. Иногда взаимная ревность и бесконечная борьба за первенство приводят даже к братоубийству – тому примером истории Каина и Авеля, Бланки и Жанны Бургундских. Но не всегда отношения между братьями и сестрами развиваются столь драматично, хотя соперничество и ревность сопутствуют им всю жизнь, причудливо переплетаясь с искренней привязанностью и преданностью. Тому пример – взаимоотношения двух сестер Жаклин и Каролины Бувье, больше известных миру как Жаклин Кеннеди Онассис и княгиня Ли Радзивилл.

Девочки, разница в возрасте между которыми была всего три года, родились в семье властной и крайне честолюбивой матери и веселого, готового к авантюрам отца, которого за иссиня-черные волосы и небритый подбородок все называли Черным Джеком. И старшая Джекки, и младшая Каролина (ее все называли просто Ли), обожали своего жизнерадостного экстравагантного папочку и с детства соперничали из-за его любви. И когда миссис Бувье развелась с мужем из-за постоянного недостатка денег и его бесконечных интрижек и вышла замуж за респектабельного и богатого Хью Очинклосса, сестры восприняли это как настоящую трагедию.

Оказавшись под бдительным присмотром матери и отчима, и Джекки, и Ли всеми силами пытались вырваться из-под семейной опеки. В то время такой путь просматривался однозначно – замуж. Брак должен стать их карьерой, подарить достаток и известность. Это стремление и стало доминантой для тинэйджеров Джекки и Ли.

В отличие от более красивой, женственной и легкомысленной младшей сестры, старшая была довольно холодной и замкнутой, более рассудительной и интравертной. Когда сестры и их сверстники, золотая молодежь пятидесятых, отправлялись на вечеринку, на танцы или летали на пляж в Ньюпорте, Ли всегда была окружена поклонниками. Джекки – нет.

Ли недолго задумывалась о своей жизни и опередила свою сестру, в возрасте двадцати лет выскочив замуж за Майкла Кэнфилда. Выпускник Гарварда, Кэнфилд вскоре получил работу секретаря посла в посольстве США в Лондоне. Он и Ли стали вести светский образ жизни, приглашая и Джекки принять участие в развлечениях. Чужие в семье Очинклоссов, сестры старались держаться вместе, но Джекки явно завидовала сестре, которая, несмотря на статус замужней леди, продолжала приковывать к себе толпы поклонников.

Обе сестры испытывали влечение к мужчинам определенного типа, и, когда Ли познакомилась с молодым обаятельным сенатором Джоном Кеннеди, Джекки почти тотчас же решила, что Кеннеди нужен ей. Джон же явно предпочитал Ли, брал ее с собой за границу. Джекки пришлось приложить все свои усилия, чтобы ее заметили. Она часами переводила для него толстенные французские книги по Индокитаю; она покупала ему книги, посылала завтраки в его кабинет в сенате и писала бесконечные записки типа: “Вы считаете, что жена это роскошь или необходимость?” Здесь явно сказывалось ее недолгое журналистское “прошлое”. Кеннеди, безусловно, должны были нравиться некоторые ее эпатирующие заявления – он был приверженцем грубоватого стиля. Крепость пала. “После того, что я сделала для него, он просто обязан был жениться на мне”, – говорила она своей близкой подруге.

Ли пришлось уступить. Казалось бы, она должна была злорадствовать, слушая жалобы Жаклин на семейство Кеннеди, но неожиданно для самой себя она становится на сторону сестры. В то время, как будущие золовки всячески издевались над Джекки, находя ее не слишком удачной партией для брата, Ли и будущая миссис Кеннеди плечом к плечу давали им отпор.

Когда в возрасте сорока лет известный сенатор, обладатель Пулитцеровской премии за книгу “Мужественные люди”, решил баллотироваться в президенты, Жаклин поняла, что она на самом деле поймала свою “синюю птицу”. Первая леди Америки – это звучит. Ради этого можно даже отчасти смириться с бесконечными изменами мужа, слухи о которых достигали ее ушей. Иногда она относилась к этому по-взрослому рационально, иногда выходила из себя и впадала в жесточайшую депрессию. На помощь к ней приходила сестра.

К этому времени Ли уже стала княгиней, выйдя замуж за потомка старинного польского рода Станислава Радзивилла. Князь был человек весьма разносторонний и обладал харизматическим темпераментом. После окончания швейцарского университета он защитил диссертацию “Украинцы в Польше”. Радзивилл сам сколотил себе состояние, создав в Англии строительную фирму; со временем он стал миллионером.

Казалось, жизнь раздала “всем сестрам по серьгам”. Джекки и Ли стали очень дружны, часто навещают друг друга в Лондоне или Вашингтоне, вместе путешествуют. И хотя младшая сестра гордо носит титул Ее высочество, в душе она постоянно завидует старшей, и предпочла бы именоваться Первой Леди Америки.

Роковой выстрел в Далласе в 1961 потряс весь мир. Жаклин, выжив и находясь с мужем в момент его гибели, стала легендой при жизни…

Глубочайшая депрессия, в которую впала Жаклин, заставила ее принять предложение греческого мультимиллионера Аристотеля Онассиса отдохнуть на его яхте “Кристина”. Однажды она вместе с мужем, сестрой и другими гостями уже провела чудесные несколько недель на яхте знаменитого судомагната. В то время у Джекки была еще одна, “домашняя” задача – отговорить Ли, стремившуюся бросить Радзивилла ради Онассиса; последняя даже начала тайные переговоры с Ватиканом о расторжении ее брака. Во время того первого путешествия сестры вели себя на яхте, как дети, вводя в недоумение остальную респектабельную публику… чем и приводили в восторг немолодого, склонного к рискованным затеям грека. К концу путешествия Онассис сделал всем гостям ценные подарки. Ли не могла поверить своим глазам – ей досталось лишь три дешевеньких браслета, в то время как Жаклин было подарено изумительное ожерелье из бриллиантов и рубинов.

И вот Джекки снова на “Кристине”. На этот раз без сестры. И она сама, и ее мать, и все семейство Кеннеди подозревали, что это не просто любезность со стороны скандально известного мультимиллионера. После убийства Кеннеди Онассис, который всегда охотился за знаменитостями, начал оказывать бывшей первой леди явные знаки внимания. А она чувствовала себя с этим человеком в безопасности. И она решилась. Несмотря на сложности, возникшие с Ватиканом, на проблемы с детьми Онассиса, выступившими против нового брака отца, свадьба состоялась. 20 октября 1968 г. сообщения о втором браке Жаклин появились на страницах газет всего мира: “Она больше не святая”, “Джон Кеннеди умер вторично”. За свадебным столом собрались все родственники молодоженов. И хотя Онассис произнес тост в честь присутствовавших сестер (это были его собственные сестры, сестры Кеннеди и, конечно, Ли Радзивилл) и заявил, что это добрый знак, когда семь сестер собираются вместе, предзнаменование не сбылось. Брак Жаклин Кеннеди и Аристотеля Онассиса продержался не более семи лет. Они уже были близки к разводу, когда в 1975 году Онассиса не стало.

У Джекки появилась уникальная возможность наконец проявить себя. Еще будучи первой леди она выказала бездну вкуса, обставляя Белый дом, тогда он и был провозглашен Национальным музеем, в который стали водить экскурсии. Она покровительствовала молодым художникам, музыкантам и актерам, приглашая их выступить на сцене Белого дома. Виолончелист Исаак Стерн, актер Базиль Рэтбоун, виолончелист Пабло Касалс обязаны ей своим всемирным признанием. И вот Жаклин Кеннеди Онассис снова пробует себя – она стала книгоиздателем, сначала в “Викинге”, затем в “Даблдэй”. Жаклин издавала не только чужие книги – ей принадлежит альбом “В русском стиле”, “Жар-птица и другие русские сказки” (в ее переводе), “Жизнь” (ее автобиография в соавторстве с Тедом Кеннеди и, наконец, “Последняя воля и завещание Жаклин Кеннеди Онассис”, увидевшая свет уже после ее смерти. Ей удалось многое из того, что в молодости мечтала делать ее сестра, но делить им было уже нечего. Джекки не стало в мае 1994 года – в возрасте шестидесяти четырех лет она покинула мир.

Ее сестра Ли Радзивилл вмиг погасла как звезда, отражающая блеск другого светила. Она очень тяжело пережила смерть сестры. Последний раз пресса проявила внимание к ее персоне на похоронах племянника Джона Кеннеди, погибшего в авиакатастрофе. Лицо княгини, запечатленное фотографом, хранит следы былой красоты и горечь многочисленных утрат.


www.liveinternet.ru/users/marusya_esk/post282897855

© 2019 SphäreZ – Russischsprachige Zeitschrift in Deutschland

Impressum