Свободный язык – свободное слово!

В словаре Гете – 600 тысяч слов.
Ты не Гете – запомни тысячу!
* * *
Свободно говорить – в свободной стране.
* * *
Слово - не воробей, схватывай налету!
* * *
Владеешь языком – владеешь собой.
* * *
Язык без срока годности.
Запасайся словами.
* * *
Язык твой - друг твой.
Имей сто друзей!
* * *
Язык - душа страны.
Загляни в нее.
* * *
Читай Шиллера, как Пушкина.
В подлиннике.
* * *
Хочешь жить в Германии, старайся знать язык!
* * *
Живешь в стране – говори на ее языке.

• Узоры на бамбуковой циновке

Из книги Вячеслава Куприянова «Башмак Эмпедокла»
Ознакомьтесь с рецензиями к роману здесь.

 

ЧУДО ИМЕНИ
При дворе императора Ши Шу был подданный по имени Цинь. Как-то группа чиновников, проходя мимо, заметила его, стоящего в сторонке, и его решили позвать: Цинь! Цинь! Но он не откликался.
Тогда подумали, уж не умер ли он, и подошли к нему поближе, вопрошая, Цинь ли он? Нет, не Цинь, отвечал последний.
И тогда спрашивающие поняли, как они близоруки.

ЧУДЕСА КРАСОТЫ
У юной красавицы Лэнь Пик была такая гладкая кожа, что ни одно платье не удерживалось на ней, а тут же соскальзывало вниз. Однажды Лэнь Пик очень опечалилась и запела:
Только вечер
оденет меня.
милый мой,
неужели и ты
быстро,
как платье моё
упадешь?
Здесь надо оговориться, что в китайском оригинале эта песня звучит несколько иначе.

ЧУДО НА ГРАНИЦЕ
Начальником заставы Уй Чу был некий Чи Чень, который имел обыкновение иногда подолгу где-то пропадать, и никому никто не препятствовал в это время пересекать границу Срединного царства туда и обратно.
Между тем Чи Чень был оборотнем, и вот как это выяснилось.
Охотник Ши Пе долго преследовал лисицу, наконец прист-релил ее, снял с нее шкуру и наделал шапок. Шапок получилось очень много, куда больше, чем из обыкновенной лисы. Тогда испу-ганный Ши Пе понял, что это был оборотень Чи Чень, которого как раз на заставе не оказалось.
Воспользовавшись его отсутствием, Ши Пе благополучно вывез эти новые шапки за пределы Срединного царства.

ЧУДО НА ОХОТЕ
Однажды правитель провинции Кунце отправился на охоту на единорогов, поскольку они еще не были занесены в Красную книгу в связи с книжным кризисом. По дороге он заметил, что какие-то люди с большими сумками стоят у порога заброшенной хижины. Оставив свиту, правитель подскакал к хижине, осадил коня и свирепо спросил, что здесь делает его народ.
— Мы сдаем бутылки,— ответил народ, не выпуская из рук сумок и не нарушая очереди.
— И это в рабочее время? — возмутился правитель.
— Но, ваше величество,— ответил самый храбрый из простолюдинов,— ведь приемный пункт работает только в рабочее время!
Правитель задумался, но не нашелся, что ответить, вонзил шпоры в бока скакуна и помчался догонять свою свиту.

ЧУДО ДЕНЕГ
Однажды Яшмовый Владыка спустился на землю и заглянул в первый попавшийся кабачок. Он еще не полностью материализовался и мимо вышибалы прошел незамеченным.
Хозяин тоже его не узнал и предложил ему рюмку рисовой водки. Яшмовый Владыка не отказался и выпил, и так повторилось несколько раз. Когда же он вознамерился покинуть это чудное место, хозяин потребовал, чтобы он расплатился.
Тут произошло первое чудо, так как Владыка протянул хозяину несколько юаней. Хозяин с возмущением отверг юани, и Владыка предложил ему доллары, что было уже вторым чудом. Но и доллары хозяин вежливо отклонил.
Тогда Владыка выложил кучу рублей, и произошло третье чудо: хозяин с удовольствием принял их, после чего Яшмовый Владыка с достоинством удалился.

ЧУДО ИСКУССТВА
В эпоху Великого Выравнивания Гор императором был Э Ли-фан, что значит Слон. И художник Чу после долгих лет работы поставил на центральной площади столицы огромного слона в позе Наполеона, но без треуголки, так как Наполеона тогда никто не знал. Благодаря этому у памятника была гладкая поверхность головы, и когда императором стал О Си-ол, что значит Осел, в эпоху Великого Заселения Пустынь на этой голове художник Чу воздвиг в натуральную величину осла с томиком стихов под мышкой, так как указанный император очень любил стихи о себе. Пустыни были вовсе не песчаные бесплодные места, а огромные пустоши, образовавшиеся после Великого Выравнивания Гор, и там текли бывшие горные реки.
Так как ледники, питавшие их, постепенно таяли, не возобновляясь, началась эпоха Великого Слияния Рек, и правил тогда уже Шим Пан-цзы, что, как ни странно, переводится как Павиан. Художник Чу установил Павиана на голове Осла, а так как для крепости конструкции Павиан держался за уши Осла, то вышел сгорбленным и с искаженным от натуги лицом, что, к счастью, не было заметно снизу народу простого звания. Сам же император, будучи высокого звания, воспарил духом при посещении своего памятника, заглянул себе в лицо и ужаснулся. Тогда коварный Шим Пан-цзы велел построить напротив памятника башню из слоновой кости, поправ таким образом память своего ближайшею предшественника, а в нее заточил художника Чу, сделав ему единственное окошечко прямо напротив искаженной рожи Павиана. Этапом ниже, на уровне Осла, он поселил поэтов, чьи стихи, как гласило предание, держал под мышкой Осел. Выглядывая из своих окошек, опальные поэты, не видя ничего, кроме морды Осла, продолжали писать оды его прозорливости. Отсюда пошло известное выражение о башне из слоновой кости.
Действительность же была такова, что, наблюдая за слиянием рек, Шим Пан-цзы заболел водянкой и слег в могилу, а его заменил Слон, и началась эпоха великого Вытаскивания Гор. Башню велено было великодушно разобрать на нужды строительства гор, поэты разбежались кто куда, а художник Чу еще долго ходил скрюченный и боялся заглядывать кому бы то ни было в лицо. Затем он удалился в еще недостроенные горы, где случайно наткнулся на слоновую кость, упал и умер.
Молва утверждает, что умер он от старости, а не от страха. По высочайшему повелению похоронили его на центральной площади под изваянными им фигурами, величие которых решили не признавать, ибо началась новая эпоха. Молодой, но уже выдающийся ваятель, в соответствии с духом времени пожелавший остаться неизвестным, установил скульптуру, изображающую художника Чу, ведущего под уздцы Слона со всем своим некогда именитым грузом.
Так вся эта композиция превратилась в памятник самому художнику, утверждая вечность искусства, и когда здесь проходили римские легионы, потрясенные латиняне выбили на брюхе Слона надпись: «АРС ЛОНГА, ВИТА БРЕВИС (ЖИЗНЬ КОРОТКА, ИСКУССТВО ВЕЧНО)».

ЧУДО НЕДОВЕРИЯ
В эпоху Великого Недоверия к иностранцам некто Шунь спрятался за угол и при приближении знакомого ему Люя внезапно выскочил ему навстречу, выкрикивая: – Я – иностранец! Я – иностранец!
Люй же сделал вид, будто очень испугался, и в ужасе завопил: – Иностранец! Иностранец!
Шунь понял, что дал маху, и бросился бежать. С тех пор Люй ждал случая, чтобы припомнить Шуню его зловредную проделку. Но так и не дождался, отвлекали дела по службе и по дому. Шунь же больше ничего не выкрикивал, но за угол прятаться продолжал.
Чтобы не было таких людей в государстве, хорошо было бы, чтобы все дома были круглые….

ЧУДО ПЛАМЕНИ
Подъезжая к незнакомому городу, некто путешественник увидел замечательное зарево на горизонте. – Что это такое, – спросил он попутчиков, видимо, более сведущих, так они не придавали зареву никакого значения.
- Это жгут свежие газеты, – отвечали ему, – в этом городе бытует поверье, будто правда в огне не горит, поэтому читают только то, что остается после сожжения.
- А разве что-нибудь остается? – удивился путешественник, скорее всего чужестранец.
- Практически ничего, – ответствовали ему, но горящие иероглифы дают столь причудливое пламя, что его полыхание заменяет местным жителям лицезрение истины.
После такого разъяснения путешественник не стал выходить на этой станции для покупки свежих газет, дабы оставить городу необходимые искры для насущного любования истиной.

ЧУДО ЛЕСА
Когда в Срединном Царстве исчезли все деревья, поэты-даосы обвинили в этом чиновников-конфуцианцев, утверждая, что деревья пошли на бумагу для отчетов об охране леса.
Чиновники в свою очередь обвинили поэтов, утверждая, что все деревья пошли на бумагу для стихов о красоте леса.
- Иероглифы наших стихов столь совершенны, что потомки смогут представить себе по ним, как изумительно выглядел незапамятный лес!
- Иероглифы наших отчетов не менее совершенны, и они красноречиво говорят о насущной пользе незабвенного леса!
И только лесорубы не оставили после себя никаких следов, так как они были безразличны к грамоте и даже деревья воспринимали как бессмысленные иероглифы.

ЧУДО ПЕРЕВОРОТА – 1
Летописец Пи Эр писал, что Идиоты жили в болоте, где на семи кочках выросла их древняя столица с разветвленной сетью подземелий на случай потрясений трясины изнутри, или если в трясину извне попадет опасный иноземец, который, утопая, способен посеять панику.
Дабы добиться успеха в этой зыбкой жизни, Идиоты должны были уметь топить друг друга, выходя сухими из мутной от утопленников воды. Идиотизм возвышал всех, кого он засасывал, и возвышенные Идиоты звали остальных к сияющим вершинам Идиотизма. Идиоты ценили трудности, поскольку дышать в болотной атмосфере было затруднительно, зато по праздникам дух Идиотизма горел синим пламенем в доме каждого Идиота, и это согревало сердца и питало новые идиотские думы.
Всю эту идиотскую идиллию нарушали лишь находящиеся в глубоком подполье недовольные существующим идиотизмом Кретины.

ЧУДО МОЗГА
Великий ученый Чао Чуш перевернул всю мировую науку о человеке.
Он любил повторять, то хорошо бы и человека перевернуть, жаль, что он ученый, а не цирковой акробат. Тогда в человеке кое-что встанет на свои места, жаль, что на всех людей цирковых акробатов не хватит.
Центром же нового учения являлась идея, что надо головной мозг превратить в спинной.
Эволюция пошла неправильно, надо ее силами науки и при помощи культуры исправить.
Вначале все шло как надо, развивался спинной мозг и делал спинномозговое существо все длиннее и длиннее, а это уже шаг к потенциальному бессмертию.
Посмотрите на дождевого червя, – его разрежешь лопатой, а он все шевелится! Некоторые умники спрашивали Чуша, а зачем же червя лопатой резать? Чуш им отвечал, – вот это хороший вопрос! Не будь головного мозга, не появилось бы и лопаты.
Но вот эволюция пошла неправильным путем, спинной мозг стал запутываться, образовался узел, он-то и дал начало пресловутому головному мозгу.
Нет бы этот узел распутать, а тут еще и череп возник, не так просто стало к мозгу подобраться. Кроме того, поверх черепа образовалось лицо, на котором стало появляться необщее выражение.
А ведь если распутать головной мозг, то искомым линейным существом можно несколько раз обернуть Земной шар, как по экватору, так и по меридианам.
Любопытно, что страны, расположенные по экватору, не принимают участия в разработке проекта Чао Чуша, они не хотят в недалеком будущем спотыкаться о свой экватор.
Страны, расположенные вдоль меридианов, очень заинтересованы в исполнении проекта. Это видно уже по тому, что там чудовищно возросли цены на обыкновенные лопаты.

ЧУДО МЕЧА
Однажды Ли Ху, отъявленный негодяй и мерзавец, однако, ловкий боец, напал на Хи Лу, матерого наемного убийцу, приняв его впотьмах за порядочного человека.
Ли Ху еще не успел взмахнуть мечом, как Хи Лу почуял дуновение замысленного взмаха, с быстротой молнии вынул свой меч и отсек дурную голову негодяю в тот злосчастные момент, когда и его собственная голова уже отделялась от ловкого тела.
Ли Ху, не раз бывавший в подобных переделках, успел схватить отсеченную голову своего супостата и, ощутив отделение своей, чужую приставил на освободившееся место, а лихой Хи Лу проворно совершил подобное действие в зеркальном отображении.
Приставленные к новым телам бедовые головы тут же приросли мигом сообразили, что произошло досадное недоразумение, однако и той и другой вполне хватило благоразумия, чтобы не размахивать мечами вторично, после чего головы учтиво раскланялись друг с другом и развели свои бренные тела в разные стороны.

ЧУДО УЗОРОВ
Много написано о том, как появились «Узоры на бамбуковой циновке». Когда один восточный правитель прочитал эти сочинения, он послал на Запад своих подданных чтобы они разыскали со-чинителя. Сочинитель тем временем спал на бамбуковой циновке. Подданные там и застали его и, чтобы разбудить, стали его бить бамбуковыми палками, на которые опирались в пути. Так появились «Узоры».
По другой версии, «Узоры» были ранее, потом сочинитель продал рукопись одному купцу, следующему с караваном в Индию, и уже на вырученные деньги купил себе бамбуковую циновку.
Купец же так зачитался рукописью, что вместо Индии попал в Вест-Индию и оказался одним из открывателей Америки. Поэтому именно «Узоры» легли в основу американского фольклора под названием «Узоры на спине сушеного каймана». Само же слово «бамбук», исчезнувшее из-за языкового барьера между Китаем и Америкой, воз-родилось с изобретением печатного станка, бумаги и подвижного шрифта уже в сокращенном виде: «бук» с тех пор в английском языке — «книга». Это, в свою очередь, проливает свет на проникновение книг в Англию: они пришли из Америки.
Тогда впервые «Узоры» были прочитаны на Западе, и автора стали разыскивать для выплаты ему вознаграждения, но автор, однажды уже получивший достойное вознаграждение с Востока, так и не отыскался.

© 2019 SphäreZ – Russischsprachige Zeitschrift in Deutschland

Impressum