Свободный язык – свободное слово!

В словаре Гете – 600 тысяч слов.
Ты не Гете – запомни тысячу!
Свободно говорить – в свободной стране.
Слово - не воробей, схватывай налету!
Владеешь языком – владеешь собой.
Язык без срока годности.
Запасайся словами.
Язык твой - друг твой.
Имей сто друзей!
Язык - душа страны.
Загляни в нее.
Читай Шиллера, как Пушкина.
В подлиннике.
Хочешь жить в Германии, старайся знать язык!
Живешь в стране – говори на ее языке.

• Моника Белуччи: болезнь красоты

«Если ты наделен красотой, надо просто подождать, пока это пройдет. Как болезнь», — сказала в одном из своих интервью киноактриса Моника Белуччи. Она сказала это без малейшего кокетства. Моника Белуччи знает, что красота – это не только дар, но и проклятье.

Ее называют одной из самых красивых актрис современного кинематографа. Сравнивают с кинозвездами пятидесятых. Ее лицо и тело совершенны. Ее называют самой роскошной кинодивой европейского кино. Поклонники считают, что ее Клеопатра в комедии «Астерикс и Абеликс: Миссия Клеопатра» красивее и величественнее, чем «серьезная» Клеопатра Элизабет Тэйлор.

«Прекрасна, как грех!» — так говорили о ней в ее родной деревушке, и словно смеясь над этим утверждением, Моника снялась в «Страстях Христовых» в роли самой знаменитой раскаявшейся грешницы: Марии Магдалины. И даже в этой роли она была соблазнительна и прекрасна.

Моника Белуччи родилась 30 сентября 1964 года, в Италии, в деревне Читта де Кастелло. Ее рождение можно считать чудом: мать Моники была признана врачами бесплодной… Чудом была и красота Моники – ее родители были внешне обыкновенными – и уже в школе красота стала для девочки наказанием. Одноклассницы ее обижали, не хотели дружить. Мальчишки тоже обижали, потому что влюблялись в нее поголовно, но еще не умели выразить своего восторга иначе, чем толкнув или ударив. А учителя были к ней строже, чем к другим, просто потому, что красота Моники привлекала всеобщее внимание.

«Красота вдохновляет поэтов, но оскорбляет посредственных людей. Кто-то воспринимает красоту как оскорбление, — скажет Моника много позже, уже став знаменитой и как следует намучившись от своей красоты. — Красота провоцирует любопытство и ярость, делает людей агрессивными. Когда красивая женщина входит в помещение, большинство мужчин испытывают желание, а большинство женщин – злобу». У Моники рано начала развиваться грудь и тогда в школе ее звали не иначе, как «большие сиськи».

Она вызывала ненависть у всех. У женщин – потому, что была красива и желанна. У мужчин – потому, что они вожделели к ней, но не знали, как ее завоевать. Матери одноклассниц из зависти распускали про нее грязные сплетни, которым радостно верили матери одноклассников. А отцы… Отцы так же приставали к ней, как и все другие мужчины. Спустя много лет в фильме «Малена» Моника сыграет роль женщины, о которой мечтают все мужчины.

После школы Моника поспешила уехать из Читта де Кастелло и поступить в университет, на юридический факультет. Чтобы оплачивать обучение, подрабатывала сначала официанткой в дорогом ресторане, но совершенно измучилась из-за оскорбительного поведения как посетителей, так и коллег: все повторялось – мужчины приставали и злились из-за отказа, женщины завидовали и старались унизить.

Но деньги ей были нужны, чтобы продолжать учиться и на что-то жить, и Моника решилась пойти в модельное агентство.

И вот здесь она нашла себя и свой мир. Здесь ее никто не оскорблял, а наоборот – к ней относились очень бережно. Ведь она была так красива и так фотогенична… И так неопытна, что ей можно было платить в десять раз меньше, чем профессиональным моделям, а прибыли получать в десять раз больше!

Когда в родном Читта де Кастелло узнали, что Моника Белуччи стала моделью, все возликовали: ну наконец-то, вот она и оказалась на панели, как все давно и с нетерпением ожидали!

В ту пору Моника вела очень целомудренную жизнь, как и подобает хорошей итальянской девушке, но когда речь заходила об искусстве – пусть даже фотоискусстве – стеснительность исчезала: «Мне есть что показать миру, и я горжусь своим телом». И позировала в том числе и для очень откровенных фото – за них лучше платили. Родители ее не осуждали. Они знали свою девочку и знали, что злые языки никогда не уймутся и всегда будут клеветать на нее – просто потому, что она так непростительно красива.

На одной из таких фотографий Монику Белуччи увидел Николас Кейдж, племянник Фрэнсиса Форда Копполы, и принес фотографию дяде…

Тот как раз проводил набор актрис на роли трех возлюбленных Дракулы в фильме «Дракула Брэма Стокера».
Кастинг проходил тяжело, Коппола никак не мог найти женщин, удовлетворявших его запросам: «Мне нужна такая внешность, которая сможет пробудить в мужчине самые низменные инстинкты, та, которую называют дьявольской».
Но, как говорят, едва взглянув на фотографию Моники Белуччи, он воскликнул: «Она — само искушение! Берем без проб». Роль красавицы-вампира стала для Моники судьбоносной.

«Когда я увидела магическое действие, произведенное моей кровожадной красавицей, то ощутила страстное желание стать актрисой и покорить мир», — вспоминала она позже.

Но итальянское кино жило только былой славой…

А в Нью-Йорке, где она жила одно время, карьеру сделать не удалось: она была слишком красива для Голливуда, где предпочитали девушек более обыденного типа – «девушек из-за соседней двери» — с которыми зрительницам было проще сравнить себя. Ведь у всех современных голливудских красавиц есть какие-либо внешние недостатки, приятные для неуверенных в себе зрительниц, а вот Моника Белуччи – само совершенство, в ней прекрасно все: черты лица, линии тела, кожа, волосы, глаза, голос, движения – все! И в сравнении с ней любая зрительница почувствует себя просто дурнушкой.

В Голливуде решили, что фильмы с Моникой Белуччи вряд ли будут кассовыми.

И Моника поехала в Париж, где получила роль прекрасной соблазнительницы в фильме Жиля Мимуни «Квартира».

У Моники не было первой любви в Читта де Кастелло потому, что там все ее обижали. Не было первой любви и в Риме – потому, что она уже разучилась доверять мужчинам. У нее вообще не было первой любви… Сразу случилась зрелая, настоящая.

С Венсаном Касселем, своим будущим мужем, Моника Белуччи познакомилась на съемках. Она была старше его на два года и ей скоро должно было исполниться тридцать два…

Говорят, когда Кассель увидел Монику, явившуюся для проб, он сказал режиссеру: «Если она не будет сниматься, я тоже уйду»
А когда Венсан впервые увидел Монику в одном белье, во время съемок постельной сцены, в которой они снимались вместе, он был потрясен…

«Когда Моника начала играть свою партию, замолчали все, – вспоминал Венсан Кассель. – Я сам словно погрузился в темную, теплую воду, из которой не хотелось вылезать. И вспомнил притчи о средневековых ведьмах, которые очаровывали мужчин одним взглядом, одной улыбкой, одним движением бедра. И мужчина погибал! Навсегда! Тогда я тоже понял, что пропал»…

К тому моменту, когда «Квартира» вышла на экраны, Венсан и Моника были уже помолвлены.

У нее никогда не было такого преданного и восторженного поклонника, как Венсан. Он способен был часами сидеть на табуретке в ее гримерной и просто любоваться, как она двигается, переодевается, накладывает или снимает макияж. Он сходил с ума от любви – и поклонялся ей, как богине… А между тем, репутация у Касселя была ужаснаяб и Монике льстило, что ее красота помогла ей усмирить такое чудовище!

Они поженились и снялись вместе в нескольких фильмах.

Карьера Моники набирала обороты.

«Только самая нереально красивая женщина на планете Моника Беллуччи должна играть в нашем нереально дорогом и фантастическом фильме!» — заявили братья Вачовски, приглашая Монику сниматься в продолжении культовой «Матрицы».

Ее пригласили сниматься с голливудской звездой Брюсом Уиллисом в «Слезах Солнца».

В Интернете создавались сотни фанатских сайтов, где миллионы мужчин признавались в вожделении к Монике. По результатам опроса она была признана самой желанной женщиной на планете…

— Мне очень тяжело. Временами кажется, что я делю Монику со всем миром, и это ощущение невыносимо. Но я слишком сильно ее люблю, чтобы предпринять какие-то шаги, — пожаловался Венсан Кассель Жерару Депардье, когда Моника снималась с ним в «Астериксе и Абеликсе».

Венсан страдал от ревности. От самой обыкновенной супружеской ревности. Он сам уже стал популярным актером французского кино и к профессиональным успехам жены относился спокойно и даже восторженно. Но ревновал ее к другим мужчинам ужасно: и к партнерам ее в фильмах, и к поклонникам.

Несколько раз случалось, что он не сдерживался и избивал тех, кого подозревал в особой близости с Моникой. Потом приходилось платить штрафы или неустойки за то, что избитый ревнивым Венсаном актер на несколько недель бывал отстранен от съемок…
Однако Монику муж никогда не трогал, даже когда был практически уверен в ее изменах.

Моника оставалась для него богиней. Она была неприкосновенна.

Кассель мечтал о ребенке: ему казалось – если появится малыш, их семья станет настоящей семьей, да и Моника будет привязана к нему более крепкими путами…

Но Моника решительно отказывала мужу в этом счастье: она не чувствовала никакого желания становиться мамой, а главное – боялась испортить фигуру.

Все-таки роскошное тело было ее главным достоянием.

Кассель при каждой возможности искал ролей в тех же фильмах, в которых снималась Моника: так он хотя бы мог находиться рядом официально и не выглядеть смешным и несовременным.

В том самом знаменитом фильме «Необратимость», где Аликс, героиню Моники Белуччи, так живописно и извращенно насилуют в подземном переходе в течение рекордно-долгих для кинематографа девяти минут, Венсан Кассель играл ее любовника.
И помимо изнасилования в фильме были очень откровенные сцены, но супруги снимались без дублеров.

«Режиссер хотел пригласить порноактеров, чтобы они дублировали нас на крупных планах сами понимаете чего. Но мы убедили его отказаться от этой идеи. Все равно все решили бы, что это мы. В картине есть сцена, которую мы играем абсолютно голыми, но порнографии в ней нет», — говорил Кассель на пресс-конференции.

Он был в «Необратимости» тем мужчиной, с которым несчастная Аликс предавалась любви и целовалась сквозь пластиковую занавеску в ванной всего за несколько часов до изнасилования, искалечившего ее тело и жизнь. Касселю легко было сыграть ярость оскорбленного мужчины после того, как он отсмотрел отснятый материал…

После выхода «Необратимости» на экраны, между супругами едва не произошел разрыв.

Моника всегда очень спокойно и даже восхищенно относилась к неистовствам мужа, ей нравились агрессивность и брутальность Венсана, столь непохожего на других мужчин-актеров, с которыми она была знакома.

Но после «Необратимости» Кассель потребовал от Моники, чтобы она отныне согласовывала с ним сценарии и не участвовала в тех фильмах и в тех сценах, в которых он не захочет ее видеть.

Моника отказалась: она актриса и профессионал, и свободная личность, никто не вправе диктовать ей!

Кассель и Белуччи даже объявили о своем предстоящем разводе, но их агенты уговорили их отложить процесс до тех пор, пока они не снимутся в уже намеченном фильме «Секретные агенты», договор на который был уже подписан.

Супруги согласились: жить порознь они могли и не разводясь официально, а процесс отнял бы много времени и сил. Они решили не изматывать себе нервы до съемок. И правильно сделали: на съемочной площадке «Секретных агентов» Венсан и Моника помирились.

А потом Моника во всеуслышание заявила, что хочет ребенка. Слово не разошлось с делом : тридцатипятилетняя красавица забеременела. Кассель, разумеется, был на седьмом небе от счастья: ведь он так давно мечтал об этом! Моника бесстрашно демонстрировала фотографам свое разбухающее тело и отечное лицо: беременность проходила сложно и кинозвезда не слишком хорошо себя чувствовала. Но это не мешало ей чувствовать себя довольной.

«Я устала от своего тела. Мне стало казаться противоестественным, что мой бюст и живот остаются такими же, какими были в восемнадцать лет, и хотя с возрастом и опытом я меняюсь, как личность, тело мое остается прежним… Я осознала, что мои груди созданы не только для того, чтобы втискиваться в лифы вечерних платьев, и что пришло время им исполнить свое предназначение…»

Во время беременности Моника повторила подвиг Деми Мур и сфотографировалась обнаженной для обложки итальянского номера журнала «Vanity Fair».

Правда, она это сделала не ради эпатажа, а чтобы привлечь внимание общественности к своему протесту против итальянского закона, запрещающего искусственное оплодотворение и использование донорской спермы. «Религиозные и этические догмы взяли верх над здравым смыслом! – возмущалась Моника. – Такие юридические препоны не слишком отличаются от физических ограничений, которые веками вынуждены были соблюдать женщины. В мусульманских странах они должны закрывать лицо и молчать. В Италии им теперь нельзя призвать на помощь науку, чтобы стать матерями».

12 сентября 2004 года Моника родила дочку, которую назвали «Дэва», что на санскрите означает «божественная».

После родов Моника поправилась на 10 кг, но не спешила избавляться от лишнего веса. Дочку она кормила грудью 9 месяцев. И ей так понравилось быть мамой, что через несколько лет Моника решила родить еще одного ребенка!

Несмотря на возраст, прибегать к помощи врачей не пришлось: Моника забеременела самостоятельно. Она утверждает, что причина – в здоровой генетике: ее бабушка родила в 47 лет. 23 мая 2010 года на свет появилась вторая дочь Белуччи и Касселя, получившая более простое, но не менее царственное имя: Леони – «Львица».

Всего через три недели после рождения малышки Моника уже снималась в рекламе и выглядела умопомрачительно!

Они так странно смотрятся рядом: яркая красавица Моника Белуччи и Венсан Кассель с его грубым лицом, словно вырубленным из камня.

Но в этом контрасте есть какое-то особенное очарование: супруги словно дополняют друг друга, создавая очень гармоничный творческий тандем.

 

 


По статье Елены Прокофьевой

http://www.liveinternet.ru/users/3653514/post151668303/

© 2017 SphäreZ – Russischsprachige Zeitschrift in Deutschland

Impressum