Свободный язык – свободное слово!

В словаре Гете – 600 тысяч слов.
Ты не Гете – запомни тысячу!
* * *
Свободно говорить – в свободной стране.
* * *
Слово - не воробей, схватывай налету!
* * *
Владеешь языком – владеешь собой.
* * *
Язык без срока годности.
Запасайся словами.
* * *
Язык твой - друг твой.
Имей сто друзей!
* * *
Язык - душа страны.
Загляни в нее.
* * *
Читай Шиллера, как Пушкина.
В подлиннике.
* * *
Хочешь жить в Германии, старайся знать язык!
* * *
Живешь в стране – говори на ее языке.

• Три грации Марка Шагала

Белла Розенфельд была восьмым ребенком в семье. Ее родители держали ювелирный магазин и считались довольно состоятельными. Несмотря на патриархальный уклад жизни семьи Розенфельдов, их взгляды были достаточно широки, чтобы дать Белле возможность получить светское образование. Девушка училась в Москве на женских курсах историка В.И. Герье, интересовалась литературой, театром.

В 1909 году в гостях у своей подруги Белла познакомилась с молодым художником Марком  Сегалом. Задумчивый, постоянно погруженный в живопись, которую он считал делом своей жизни, никем не признанный, бедный, у окружающих Марк вызывал недоумение и жалость. А Белла увидела в нем талант и твердость духа, она поверила в него еще тогда, поверила на всю жизнь. Короче говоря, они влюбились друг в друга с первого взгляда. Позднее он писал: “Долгие годы ее любовь освещала все, что я делал”. Спустя шесть лет после первой встречи, 25 июля 1915 года, они поженились.

Любовная тема в творчестве Шагала неизменно связана с образом Беллы. С полотен всех периодов, включая позднейший (после смерти Беллы), на нас смотрят ее выпуклые черные глаза, ее черты узнаваемы в лицах почти всех изображенных им женщин. Характерный для живописи Шагала мотив воспарения, отрыва от реальности – это их совместный с Беллой полет.

Белла прожила с Марком Шагалом долгую и счастливую жизнь, деля с ним все трудности и победы, она подарила ему дочь Иду. Но художнику пришлось намного пережить свою музу: Белла скончалась от сепсиса в американском госпитале 2 сентября 1944 года.

“Когда Белла ушла из жизни, второго сентября 1944 года в шесть часов вечера, громыхнула грозовая буря и непрерывный дождь излился на землю. В глазах моих потемнело” (Марк Шагал).

А потом он изобразит, в шагаловском стиле, и картину “Одиночество” – т.е. свою “осиротевшую жизнь” на фоне порхающей, вознесшейся на небеса, Беллы. После смерти Беллы овдовевший мэтр на девять месяцев утратил интерес к жизни и творчеству. Ничто не могло вывести его из депрессии.

Чтобы отвлечь его, Ида, которая уже стала взрослой женщиной, взяла в дом красивую экономку Вирджинию Хаггард, которая была замужем за неким Макнейлом и имела пятилетнюю дочь. Ее муж-шотландец, художник и театральный оформитель, временами впадал в депрессию и не мог работать, поэтому Вирджинии, дочери бывшего британского консула в США, приходилось самой обеспечивать семью. Когда они познакомились, Шагалу было 58 лет, Вирджинии – 30 с небольшим. Художник не мог не оценить утонченную прелесть молодой женщины, но на первых порах, очевидно, не сознавал этого в полной мере. Вирджиния была для него, скорее, лучом света, скрашивающим одиночество.

Вряд ли дочери художника приходило в голову, что из этого может выйти что-то серьёзное. Однако план оказался даже чересчур эффективным: между Шагалом и Хаггард вспыхивает сильнейшее чувство, а осенью 1945 возлюбленная Шагала узнаёт, что беременна. Родившегося мальчика назвали Давидом, в честь покойного брата живописца. Поскольку Вирджиния на тот момент не была разведена, мальчик получил фамилию своего шотландского отчима.

Бурный роман оживил Шагала и этот период становится одним из самых успешных в его биографии. Новые шедевры, выставки, издания, торжественные встречи… Постепенно Хаггард начинает уставать от шумихи. В 1951 году она наконец разводится с Макнейлом, чтобы тут же… бросить и самого Шагала – ради бельгийского фотографа Шарля Лейренса. Она забрала сына и отказалась от 18 работ художника, подаренных ей в разное время, оставив себе лишь два его рисунка. Вирджиния переселяется в Бельгию, где и живет до самой своей смерти, до 2006 года. Внебрачный сын Шагала и Вирджинии Давид Макнейл, певец и композитор, живёт в Париже.

В 1986 году, уже после смерти художника, Хаггард напомнила миру о своей роли в его жизни и творчестве, опубликовав книгу воспоминаний “Моя жизнь с Шагалом. Семь лет изобилия”. Книга не вызвала ажиотажа: в ней не было ни особых открытий в области искусства, ни сенсационных деталей интимного характера – Вирджиния отдавала дань уважения великому художнику.

Вирджиния сделала для Шагала все, что могла, но Беллу она заменить была не в силах. До последних дней только Беллу обнимал вечно молодой Шагал на своих картинах, и ее лицо было у мадонн на его витражах, и только ее глаза – у кротких коров и озорных коз…

Шагал был глубоко ранен разрывом с Вирджинией – ведь он любил ее всем сердцем. Художник опять хотел покончить с собой и снова, чтобы отвлечь его, Ида нашла «гейшу» — владелицу лондонского салона мод, молодую, красивую и хозяйственную. Брак с ней Шагал оформил очень быстро – через 4 месяца после знакомства… Эту вторую (а по сути третью) жену звали Валентиной Григорьевной  Бродской (все близкие называли ее Вавой). Она происходила из рода миллионеров-сахарозаводчиков.

Для Шагала, у которого была мини-мания, вынесенная, наверно, из голодного детства — воровать сахар из ресторанов, этот брак был предметом гордости. «Если бы мои родители могли дожить до того, что я женюсь на дочери сахарного магната Бродского из Ставрополя. Они бы гордились своим сыном! Картинами бы не гордились — а этим да». А Ида не раз пожалела о своем сводничестве: мачеха железной рукой взялась за всё: не пускала к Шагалу детей и внуков, «вдохновляла» на рисование декоративных букетов, потому что они «хорошо продаются». С ней он прожил больше тридцати лет — до самой смерти, продолжая, однако, постоянно писать Беллу.

Вава, которая была на четверть века моложе Шагала и обладала невероятной энергией, сразу навела свой порядок в его жизни, наложив, в первую очередь, табу на все, что касалось взаимоотношений Шагала с Вирджинией Хаггард. Этот “греховный роман”, который закончился задолго до знакомства Шагала с Валентиной, ее просто бесил. Скорее всего, она ревновала: ведь период жизни с Хаггард был одним из самых плодотворных в творчестве художника. Радость и счастье, которые дарила Шагалу возлюбленная, нашли воплощение в его работах.

Увы, отношения Вавы с Идой почти сразу стали прохладными. Ида все реже бывала у отца и перестала получать от него в подарок картины – всякий раз, когда Шагалу приходила в голову эта мысль, Валентина заявляла, что новая работа уже обещана кому-то другому. Пострадал и Давид, которому она запрещала встречаться с отцом. Вава покушалась даже на святое – на Беллу, но тут встретила твёрдый отпор и сдалась.

Свадьба состоялась 12 июля 1952 года. По слухам, Вава не была довольна первоначальным брачным соглашением, и через шесть лет вынудила художника развестись и пожениться заново, составив новый контракт на ее условиях.

Свадебное путешествие они проводят в Греции, Италии, что вдохновляет художника на новые сюжеты. В конечном счете семья поселяется в приморском городке Сен-Поль-де-Ванс на юге Франции близ Ниццы. Как оказалось, навсегда. Брак был, по-видимому, счастливым: Шагал прожил с Валентиной, как мы уже говорили, три десятка лет и период его позднего творчества стал необычайно плодотворным. Специалисты считали новые картины и иллюстрации более светлыми и жизнерадостными, чем прежние, а о цветах отзывались как о более ярких и разнообразных.

Валентина уделяла больше внимания творчеству Шагала, чем кто-либо когда-либо. Она стала фактически еще и менеджером, так что благосостояние семьи постоянно росло. Но это привело к тому, что Шагал, по мнению многих, стал слишком заботиться о материальной стороне. Однажды Пикассо поддел его в беседе: “Я знаю, почему ты не выставляешься в России, – ведь там нельзя заработать!” Кроме того, с подачи Валентины “самый еврейский художник столетия” начал сторониться еврейства – перестал рисовать раввинов, грозил подать в суд на человека, предлагавшего включить статью о нём в еврейскую энциклопедию. Старый друг Шагала рассказывает, что на улице между собой они разговаривали на идише, но в присутствии прохожих Шагал мгновенно переходил на французский.

Шагал умер 28 марта 1985 года в лифте, поднимавшемся на второй этаж в мастерскую в Сен-Поль-де-Вансе не дожив двух лет до столетнего юбилея.

После смерти мужа Вава не разрешила главному раввину Ниццы похоронить его на еврейском кладбище, и останки художника обрели покой в Сен-Поль-де-Вансе.

www.marc-chagall.ru
http://www.liveinternet.ru/users/bo4kameda/post240993356

© 2019 SphäreZ – Russischsprachige Zeitschrift in Deutschland

Impressum