Свободный язык – свободное слово!

В словаре Гете – 600 тысяч слов.
Ты не Гете – запомни тысячу!
Свободно говорить – в свободной стране.
Слово - не воробей, схватывай налету!
Владеешь языком – владеешь собой.
Язык без срока годности.
Запасайся словами.
Язык твой - друг твой.
Имей сто друзей!
Язык - душа страны.
Загляни в нее.
Читай Шиллера, как Пушкина.
В подлиннике.
Хочешь жить в Германии, старайся знать язык!
Живешь в стране – говори на ее языке.

• «Казалось, Арканов никогда не умрет»

Ушел из жизни знаменитый писатель

Флегматичен, бесстрастен и без всплеска эмоций — как и положено хорошему врачу, пусть и изменившему медицине с литературой, — это Арканов. С сигаретой и бокалом коньяка в руке, что чуть на отлете, — это Арканов. Костюм с иголочки, легкий запах хорошего парфюма, шарм — это Арканов. Низкий голос, без суеты произносящий что-то редко, но ох как метко. Некая отстраненность, почему-то принимаемая кем-то за равнодушие, — это тоже он. Аркадий Арканов, Аркадий Михайлович, Аркаша… теперь не к кому будет так обратиться — ни поклонникам, ни закадычным друзьям. Разве что в мыслях. 22 марта его не стало. Знаменитому писателю, драматургу, сатирику, телеведущему был 81 год.

Пятнадцать лет Аркадий Арканов проработал, прописал без своего соавтора Григория Горина, который внезапно умер в 2000 году. Ах, как великолепна была эта пара на сатирическом олимпе: легкие, веселые, умные и дерзкие ребята. Их имена на афише Театра сатиры (а потом и всех театров СССР) гарантировали аншлаг, кассу и успех труппе. Век, в который они писали вместе, а потом каждый по отдельности, приучил их «плавать» в литературе особым стилем — свободным в условиях несвободы. «Свадьба на всю Европу», «Банкет», «Маленькие комедии большого дома», «Тореадор», «Соло для дуэта» — билетов на эти спектакли было не достать. А какие артисты в них блистали! Миронов, Папанов, Мишулин, Пельтцер, Ткачук и другие.

После расставания, которое никоим образом не носило характера разрыва, Арканов и Горин продолжали дружить, но каждый пошел своим путем, хотя по сути в одну сторону. Аркадий Арканов писал книги, придумывал и вел программы на телевидении (от «Белого попугая» до «Вокруг смеха»). По одной его истории СССР можно лучше изучать и понимать историю нашей родины, чем по минобразовским учебникам. Кратко, жестко, но только не скучно. А каким он был телеведущим! Изящество и аристократизм: тексты произносил с непроницаемо-серьезным видом, а все кругом катались со смеху. За маской бесстрастия жил очень трогательный, сентиментальный и нежный человек.

Поэт Владимир Вишневский до последнего держал связь с родственниками Арканова и еще несколько дней назад уверял читателей «МК» в том, что Аркадий Михайлович вскоре присоединится к их совместному концертному туру по городам России. Как он признается теперь, тогда он и сам не знал всей правды о состоянии здоровья своего друга и давнего коллеги:

— Всего несколько дней назад я через «МК» пытался как-то заблокировать, предотвратить излишний ажиотаж, который всегда сопутствует сообщениям о болезни известных людей. Я знал, что Аркадий Арканов до последнего собирался отправиться в Сибирь на наши совместные гастроли, где я сейчас, увы, нахожусь без него. И что ему помешали это сделать проблемы с позвоночником. Но его супруга заверила меня, что это плановое лечение. И в каждом городе, где я выступал без Арканова: в Краноярске, Ангарске, — передавал от него привет зрителям, кое-что цитировал. В ответ получал пожелания о его скорейшем выздоровлении. А в Ангарске после концерта ко мне даже подошел один из зрителей, художник, который написал портрет Арканова и попросил передать ему в Москву. Я с радостью согласился. Только с вечера субботы я узнал, насколько серьезно обстоят дела. А горькая правда нашла меня утром воскресенья — в SMS от нашего общего друга. Для меня это был и остается старший друг. Безусловный авторитет в искусстве, поведении, чувстве собственного достоинства и стиля. В его 80 лет у него были прекрасные свежие мозги. Он постоянно что-то придумывал, записывал, а потом обменивался со мной экспромтами по телефону. За последние двадцать лет мы объездили много стран с совместными концертами. Сложно представить, что мы больше не окажемся вместе где-нибудь в аэропорту в Пало-Альто или в Самаре и не будем решать знаменитые аркановские кроссворды, не примемся кого-нибудь разыгрывать. Или что я больше не буду слушать его воспоминания о различных периодах жизни, которые никогда не были навязчивыми, а всегда остроумными, изысканными и по делу.

— Есть люди, жизнь которых проходит на виду, — говорит Юлий Гусман. — Общественные деятели, политики, артисты. К ним относится и Аркадий Михайлович Арканов. Его биография по частям известна почти каждому нашему человеку. Тому, кто видел его пьесы в Театре сатиры, написанные в соавторстве с Григорием Гориным. Смотрел фильмы, снятые по его сценариям. А также много лет имел счастье встречаться с таким удивительным автором, писателем, рассказчиком как на телеэкране, так и на концертных площадках. Арканов был очень глубокий, серьезный человек, хотя и занимался делом, казалось бы, не очень серьезным. Когда сейчас вспоминают Аркадия Михайловича, просто сухо перечислив все, что он сделал, становится очевидно, какая зияющая пропасть образовалась после его ухода. Наша премия «Ника», которая в этом году будет вручаться в 28-й раз, тоже связана с Аркадием Аркановым. Они вместе с Аркадием Ининым написали свой авторский комментарий для самой первой церемонии, который так и назывался: «Аркадий ТАСС». Или просто: «АТАС». Аркадий Михайлович — достойный джентльмен, один из последних шестидесятников. Всем были очевидны его благородство, сила, достоинство, мужество и абсолютная порядочность. Он посвятил себя очень сложной, но очень веселой профессии: дарить людям радость. При этом сам он редко улыбался, большей частью улыбались его глаза. Он был у всех на виду, но тщательно охранял свой личный мир от посторонних, и потому о том, что он болеет или что у него проблемы, могли знать только самые близкие.

В число таких близких друзей входил и сценарист Аркадий Инин. Их с Аркадием Аркановым объединяла многолетняя дружба и совместное творчество. Так, например, они когда-то вместе создавали культовую передачу «Вокруг смеха».

— Казалось, Арканов никогда не умрет, — говорит Аркадий Яковлевич. — Он всегда был подтянут, всегда комильфо. Жена мне сказала, что он даже в больнице к завтраку выходил в костюме с галстуком. Но это все какие-то неважные вещи сейчас… Ну как можно было представить, что его не станет? Совсем недавно, буквально две недели назад, по Первому каналу показывали, как мы с ним играем в «Кто хочет стать миллионером?». А 13 марта он вел вечер памяти Гриши Горина. Поступок — героический. У него были дикие боли. Мы ему говорили: «Ну не ходи на сцену!» А он: «А как иначе? Как-нибудь проведем». Он вышел, сел, так как стоять уже не мог, все сказал про Гришу, про их знакомство и дружбу, а потом упал. Оттуда его уже увозила «скорая». Сначала казалось, что все обойдется. Я звонил его жене, она говорила, что Арканов держится хорошо, даже шутит с девушками-медсестрами. Мы многое видели и уже ко всему были готовы, но все равно поверить в то, что он ушел, невозможно. Это ужас, это горе. Когда мы с ним вели парные концерты, у нас была такая фишка. Мы в конце говорили: «А теперь все желающие могут сесть между двумя Аркадиями и загадать желание». Больше так сделать не получится.

 

 

 

Марина Райкина,
Никита Карцев

http://www.mk.ru/culture/2015/03/22/

© 2017 SphäreZ – Russischsprachige Zeitschrift in Deutschland

Impressum