Свободный язык – свободное слово!

В словаре Гете – 600 тысяч слов.
Ты не Гете – запомни тысячу!
* * *
Свободно говорить – в свободной стране.
* * *
Слово - не воробей, схватывай налету!
* * *
Владеешь языком – владеешь собой.
* * *
Язык без срока годности.
Запасайся словами.
* * *
Язык твой - друг твой.
Имей сто друзей!
* * *
Язык - душа страны.
Загляни в нее.
* * *
Читай Шиллера, как Пушкина.
В подлиннике.
* * *
Хочешь жить в Германии, старайся знать язык!
* * *
Живешь в стране – говори на ее языке.

• Роман Виктюк: Имей доброе сердце!


Я набрала номер телефона, и знакомый голос на автоответчике произнёс нараспев: «И чем дольше – больше света, больше сердца и ума!..»

- Вы сами сочиняете эти строчки? – спрашиваю.
- А кто же за меня? – отвечает Виктюк – Но, конечно, я их не пишу, просто они возникают сами по себе как выражение моего состояния, настроя в тот момент. И когда мне звонят люди, которые ко мне хорошо относятся, они сразу настраиваются на мою волну и в ответ я получаю какие – то положительные эмоции. А злыдни, есть такое ёмкое украинское слово, которые звонят, чтобы сообщить какую – нибудь неприятность, услышав добро и нежность в моём голосе, моментально кладут трубку, не успевая испортить мне настроение.
В этом весь Виктюк – ироничный, афористичный, непредсказуемый, способный превратить в ежедневный спектакль даже тексты, записанные на собственном автоответчике.

Напомню, что громкая слава кумира богемы и мастера эпотажа Романа Виктюка начиналась триумфальным шествием по сценам 30 стран и Америке, именно со «Служанок» (пьеса Жана Жане). Тогда впервые мы увидели, ставшее потом знаменитым, виктюковское пластическое решение спектаклей. И ещё немного истории. Потом был спектакль «Баттерфляй» Д.Хуана со скандальным сюжетом о французском дипломате, много лет прожившем с женой – китаянкой, не зная, что она…мужчина; набоковская «Лолита» по пьесе Э.Олби; «Рогатка» и «Полонез Огинского» Р.Коляды; «Федра» Марины Цветаевой; «Философия в будуаре» по маркизу де Саду; «Осенние скрипки» И.Сургучёва; «Соломея, или странные игры Оскара Уайльда» и многие другие. Так Виктюк вернул зрителю драматургию, отнятую у театра из-за псевдоморали служителями «советской нравственности».

- Сколько раз ваш театр был в Германии?
- Наверное, не меньше десяти. Мы привозили сюда почти все свои новые постановки: и «Соломею», и «Эдит Пиаф», и «Осенние скрипки», и «Нездешний сад»…
Когда в первый год третьего тысячелетия режиссёр сделал ремейк своего «Декамерона», он тоже показал зрителям многих стран эту яркую, живую,
остроумную вещь – гротесково-театральную пантомиму: серию коротеньких зарисовок – и комичных, и страшных – житейские анекдоты про Москву и провинцию, союз писателей и театральные вузы, про Сталина, про евреев и негров. Основная тема спектакля – проблема проституции.
- «Наш Декамерон ХХ1»- рассказывал Виктюк,- решал эту проблему однозначно: грех, конечно, но честнее продавать своё тело, чем заниматься проституцией в политике. Автор пьесы Э. Радзинский настолько предугадал сегодняшний день России, что зрительный зал и в Европе, и в Америке хохочет буквально «навзрыд»: мы расстаемся со своей историей, смеясь.
Когда спектакль впервые появился в Москве , успех был таким ошеломляющим, что за два билета – поверьте, я не преувеличиваю – можно было сделать почти бесплатно «евроремонт» квартиры.

Я давно знаю Романа Григорьевича, знаю, что в роли собеседника и рассказчика он ничуть не менее талантлив, чем в роли художника, и слушаю его с удовольствием.

- Я вырос во Львове, стоящем, можно сказать, на перекрёстке культур. В 13 лет впервые поставил «Коварство и любовь» Шиллера с ребятами на дворовой сцене. Второй раз осуществил эту постановку к 100-летию Ленина в Калининском молодёжном театре. Спектакль бурно приветствовал Марчелло Мастрояни, который тогда в это же время снимался у нас в фильме «Подсолнухи». В результате обком партии постановил: «если капиталисту так нравится спектакль, значит, там есть неконтролируемые ассоциации».
Из театра меня уволили. Вместе со мной ушли 35 актёров.
С тех пор, к счастью, я живу не в суете, давно не служу в государственных театрах.

Виктюк работает непрерывно. Его спектакли, а их – не менее 170 – живут долго, не старея. Режиссёр относится к ним как к живым существам: за ними бережно ухаживают, подновляют, улавливая ритмы сегодняшнего дня.
С Виктюком работают лучшие актёры России: Калягин, Ахеджакова, Терехова, Неёлова, Хазанов, Фрейндлих, Демидова, Маковецкий, балерина Макарова, оперная певица Образцова и многие другие. В его постановках соединились на сцене все виды искусства. Игру актёров дополняют и живопись, и музыка, и танцы, и особые световые эффекты, и всякие оригинальные идеи, которые делают эти спектакли незабываемыми
У Маэстро есть свой уникальный режиссёрский стиль, который трудно уложить в какие-то рамки. И хотя театральное действо требует от зала специфичности восприятия и внимания к деталям, чему Виктюк всегда придаёт значение, он мыслит как человек, который обращается к людям. Он обращается к ним не только словами пьесы, но и своим символическим присутствием, словно несёт с собой флаги, на которых написано: «Имей доброе сердце!», «На всё откликайся!», «Живи полной жизнью!».
Виктюк ставит спектакли не только в России, но и за границей. В шведском Королевском театре он поставил «Анну Каренину», в Хельсинки – «Татуированную розу», в Белграде – «Соломею», а на сцену Национального театра Греции перенёс «Братьев Карамазовых» Достоевского. В разное время в Риме шли пять его спектаклей, в том числе «Пляска смерти» и «Рогатка». Кстати, именно «Рогатка» Николая Коледы – единственный спектакль, который Роман Виктюк поставил в Нью-Йорке.

- Почему единственный?
- К сожалению, в американских театрах драма находится на самодеятельном уровне. Здесь нет ни системы театрального драматического искусства, ни того понимания построения спектакля, который есть в Европе. Поэтому в творческом отношении работать тут особого смысла нет. Но гастроли – совсем другое дело!

- Пожалуйста, несколько слов о новых ваших работах последних лет.
- «Мастера и Маргариту» Булгакова зрители разных стран встретили с интересом и пониманием. Думаю, он получился. Это, как мне кажется, новое прочтение великого произведения, в котором нам открываются сейчас не политические и сатирические, а совсем иные, сакральные аспекты. Мы хотели прикоснуться к тайне, которая так и не разгадана: Булгаков, как и Гоголь общался с Сатаной, по крайней мере, на страницах своего романа, и знает о нашем месте пребывания на земле много больше, чем другие…

В начале года, в Москве, мы посмотрели спектакль «Сон Гафта, рассказанный Виктюком». Блистательно поставленный Маэстро в театре «Современник», он «побывал» уже во многих странах мира. К сожалению, зрители Германии его пока не видели. Это совершенно особый спектакль и о нём мы расскажем отдельно.

Когда-то в гостях в доме у Романа Григорьевича я поняла, какое значение он придаёт цвету. В его московской квартире на Тверской столько света, зеркал, расставленных как-то по-особому. Цветы, пальмы. Стены – белые, а алый цвет, который любит Виктюк,- Скорпион по знаку Зодиака – присутствует здесь даже в музыкальной комнате. В спальне, я заглянула и туда – много строгого черного, так называемого цвета вечности: в нём, по мнению хозяина, начало и конец, в нём заключена тайна. А занавеси на окнах и покрывало потрясающей красоты – имперский стиль от Джанни Версаче. Словом, всё в доме Романа Виктюка нестандарно, как и он сам. Тут нет, например, обеденного стола, а письменный – большой, старинный – стоит… в коридоре.

- Прихожу домой и сразу вижу своё место, – улыбается Виктюк.- Он работает с радостью, сознавая, что лёгкость, которую ощущаешь, занимаясь своим делом, определяет стиль души.

- Богатство убранства не имеет значения, – считает Маэстро.- Важнее энергетика того, что ты привносишь в свой дом: лица любимых тобой людей с фотографий глядят на тебя со стен, книги, любимые и разные, излучают энергию добра.

Может, всё это тоже театр? Возможно, но вне театра Виктюк не живёт.

* * *

- Ваши отношения с живописью?
- Самые близкие: без проникновения в то, как возникает полотно, или попытки понять это, не может существовать режиссура.

- А какие цветы вы любите?
- Ромашку полевую. От неё и имя моё.

- Чего больше всего хотите в жизни?
-Нормальной работы.

- Ваше увлечение-музыка…
- Музыка – моё спасение, а не только увлечение.

- А что вы любите больше – классику, джаз?
- В разные годы по-разному. В зависимости от состояния души, от пьесы, которую в данный момент репетирую. Джаз – великолепен. Когда играют джаз – радуется душа. Знаете, он вышел из молитвы, это религиозно-космическая музыка…

- Вы – медиум?
- Можете не верить, но… Когда я снимал «Игроков», на съёмочной площадке был Гоголь. А на репетиции «Федры» мы с Аллой Демидовой буквально ощутили присутствие Марины Цветаевой. Профессия режиссёра требует воображения и фантазии. Поэтому, когда я говорю, что великие драматурги со мной общаются, я не вру: чтобы уловить то, что нам завещано веком, надо уметь слушать время.

Спектакль, который увидели зрители Германии – «Сергей и Айседора» – не документальная история жизни и любви русского поэта Сергея Есенина и американской балерины Айседоры Дункан, который Виктюк назвал ураганной феерией и гимном любви.

В спектакле звучит музыка Альфреда Шнитке, романсы на стихи великого поэта исполняет солист московского .театра «Геликон-Опера» Вячеслав Стародубцев.
В роли С.Есенина – актер «Театра Романа Виктюка» Игорь Ниведров, в роли Дункан – заслуженная артистка России Анна Терехова, достойная преемница своей матери Маргариты Тереховой.

По мнению Виктюка, Сергей и Айседора – «две летящие кометы, которые нам напоминают о том, что в человеке есть тайна, к которой нужно только прикасаться, но раскрывать никогда нельзя».

После Берлина «Театру Романа Виктюка» предстоит турне по городам ФРГ. Потом – Прага, а в начале декабря – традиционные ежегодные гастроли по городам Урала; Новосибирск, Томск, Омск, Украина, Северный Кавказ…

Вот такая моя жизнь и судьба,- говорит Маэстро,- судьба и любовь, вечный спор, который каждый из нас ведёт с самим собой и с миром.

Не верится, что 28–го октября режиссёру исполняется-79! Мы желаем Роману Григорьевичу здоровья и новых творческих успехов!

Светлана БЕРЕЗНИЦКАЯ

© 2019 SphäreZ – Russischsprachige Zeitschrift in Deutschland

Impressum