Свободный язык – свободное слово!

В словаре Гете – 600 тысяч слов.
Ты не Гете – запомни тысячу!
Свободно говорить – в свободной стране.
Слово - не воробей, схватывай налету!
Владеешь языком – владеешь собой.
Язык без срока годности.
Запасайся словами.
Язык твой - друг твой.
Имей сто друзей!
Язык - душа страны.
Загляни в нее.
Читай Шиллера, как Пушкина.
В подлиннике.
Хочешь жить в Германии, старайся знать язык!
Живешь в стране – говори на ее языке.

• Тост за пробку и бутылку

Не знаю почему, но уже в детстве я не любил поговорки «глуп, как пробка». Мне пробка глупой не казалась. Она умела плавать, Её можно было грызть.

Пробки я собирал, как свои молочные зубы и занозы. Мне нравились они на вкус, на глаз. В приключенческих рассказах я с завистью читал о пробковых шлемах колонизаторов и пробковых поясах мореплавателей.

И ныне я отношусь к пробкам с нежностью. Даже бывает, тру их, грызу.

Без пробок не было бы выдержанных вин. Ещё ученик Аристотеля Теофаст упоминает пробки, которыми закупоривали амфоры.Позднее эта культура была утрачена В тёмные века фляги с вином залепливали глиной или затыкали тряпичной затычкой.

Пробочный «ренессанс» начался лишь в начале 18 в. от Рождества Христова.

А спустя полстолетия появился и штопор, как реакция на пробку и бутылку. Делают корковую затычку из коры пробкового дуба (Quercus suber). Это сложное и тонкое производство.

В первый раз кору обдирают, когда пробковому дубу исполняется двадцать пять лет. Причём делают это в июле-августе. Ободранную кору сгребают в кучу и дают ей отлежаться несколько месяцев, прежде чем пустить в дело.

Во второй раз дерево обдирают спустя девять лет, когда ему уже хотрошо за тридцать.

Средняя продолжительность жизни пробкового дуба – сто пятьдесят пять лет. Пробки высшего качества изготовляются из коры третьей, четвёртой и пятой обдирки. Особенно трудоёмок процесс производства фигурных пробок для шампанского.

Качество вина – в прямой зависимости от пробки.

Вино должно храниться в прохладном месте. Идеальные виноубежища – погреба. В погребе вину дышится прохладно, свет не режет ему глаза. Вино, как ребёнок, любит играть в прятки, в «замри». Оно любит тихо, мирно лежать на полке.

Почему лежать? Чтобы пробка, не дай Бог, не усохла и не пропустила воздух.

Теперь о бутылке. Она потеснила увесистую бочку., которая, худо-бедно, служила вину несколько тысячелетий. Да, бутылями пользовались и в эпоху бочки, но лишь для того, чтобы донести вино до стола и из них наполнить чаши и кубки.

Но не следует думать, что современная бутылка, замечательно хранившая вино, всегда была такой, какой мы её знаем.

В 18 веке она выглядела точно, как наша бабушка, – надёжные широкие бёдра, неохватная талия – не бутылка даже, а фляга. Её сменила широкоплечая толстая бутыль.

Понемногу она вытягивалась, стройнела. В погребе её перевели из вертикального положения в горизонтальное.

Однако не нужно упускать из виду главного: бутылка с помощью надёжной пробки решила конфликт между вином и воздухом.

Лично я верю, что нынешнее вино лучше древнего.

Прогресс в виноделии я объясняю логически: как вино мужает со временем, так и вся винодельческая культура мужает с каждым тысячелетием. Виноделие – не литература. Прогресс в нём возможен.

Это тост – за пробку и бутылку!

Игорь Померанцев

© 2017 SphäreZ – Russischsprachige Zeitschrift in Deutschland

Impressum