Свободный язык – свободное слово!

В словаре Гете – 600 тысяч слов.
Ты не Гете – запомни тысячу!
Свободно говорить – в свободной стране.
Слово - не воробей, схватывай налету!
Владеешь языком – владеешь собой.
Язык без срока годности.
Запасайся словами.
Язык твой - друг твой.
Имей сто друзей!
Язык - душа страны.
Загляни в нее.
Читай Шиллера, как Пушкина.
В подлиннике.
Хочешь жить в Германии, старайся знать язык!
Живешь в стране – говори на ее языке.

• Баловень судьбы

Памяти друга

Всё, что окружало Арканова, всё, что имело к нему отношение, обладало необыкновенной привлекательностью, как будто он наделял соприкасавшихся с ним людей и вещи магнетическими качествами своей натуры.

Я был влюблён в его бывшую жену Женю Морозову просто по уши, они с Аркановым жили в одном доме на углу Садового и улицы Чехова, тогда ещё не вернувшей своё историческое название Дмитровка, он на втором, она на восьмом этажах.

Брак уже давно не существовал, но Женя исправно продолжала варить борщи своему бывшему мужу. Вася, ныне маститый журналист и переводчик, тогда был совсем маленький. Теперь он живёт в Америке.

Его мама была очень красивой, особенно выделялись на лице ослепительно синие глаза. И умной: преподавала в вузе начертательную геометрию. Я познакомился с Женей, когда она пришла работать в “Литературную газету”, в “Клуб “12 стульев” в качестве редактора. Вкусом она обладала безупречным.

Арканов был одним из трёх мастеров на Всероссийском совещании молодых писателей в Софрино, в Доме отдыха то ли писателей, то ли журналистов, не помню, куда я попал 43 года назад, сам вне себя от счастья. Двое других – Александр Иванов и Андрей Кучаев, и жили они в одной комнате, времена были скромные по сравнению с нынешними. Как правило, они с друг другом не общались, уж не знаю почему, но нас, молодых, это сильно интриговало.

Там, один на один, мы с Арканом выпили первую с ним, но не последнюю за время нашего многолетнего общения, бутылку водки. Для меня это был знак высшего расположения со стороны классика. Выпили в полном молчании. Я стеснялся, а ему, возможно, было и нечего мне сказать. Но это молчание для меня было выразительнее всяких слов.

Вообще Аркан был сдержанным довольно человеком и, если говорил, то говорил лаконично и точно. Одно время я перенимал его манеру чтения с эстрады, абсолютно нейтральную, которая, кажется, пошла от Зощенко.

На снимке, который вы сейчас видите, Арканов в привычной своей обстановке – за пиршественным столом. И я – в привычной своей позе – с рюмкой водки. Это мы на дне рождения Юры Зарубина, прекрасного журналиста и нашего друга.

Должен сказать, что Арканов прожил довольно большую и хорошую жизнь: женщины его обожали, друзья тянулись к нему, читатели души не чаяли. И в карты ему везло. Всем бы так!

Лев Новоженов
Чикаго, Иллинойс, США.

© 2017 SphäreZ – Russischsprachige Zeitschrift in Deutschland

Impressum