Свободный язык – свободное слово!

В словаре Гете – 600 тысяч слов.
Ты не Гете – запомни тысячу!
Свободно говорить – в свободной стране.
Слово - не воробей, схватывай налету!
Владеешь языком – владеешь собой.
Язык без срока годности.
Запасайся словами.
Язык твой - друг твой.
Имей сто друзей!
Язык - душа страны.
Загляни в нее.
Читай Шиллера, как Пушкина.
В подлиннике.
Хочешь жить в Германии, старайся знать язык!
Живешь в стране – говори на ее языке.

• Физиологические диссиденты

Игорь ПОМЕРАНЦЕВ

У
частников этого выпуска «Поверх барьеров» можно было бы назвать «физиологическими диссидентами»: да, речь пойдёт о рыжеволосых, леворуких, близнецах.

Елена Жирнова (врач):

– Можно говорить о рыжих, и, мне кажется, это генетически самые древние диссиденты в мире. У них совершенно иной обмен веществ. Я полагаю, что это, прежде всего, связано с белковым обменом, что и вызывает у них отличные от остальных людей реакции, как температурные, так и аллергические. Это всегда бурные реакции.
Если по дежурству поступает больной рыжий, то, даже если он не очень тяжел, врач старается почаще и побольше заглядывать именно к нему. Потому что реакция на лекарства может быть совершенно непредсказуемая и необъяснимая.
У них очень низкий болевой порог, то есть на боль они могут отреагировать просто потерей сознания.

– А кого еще Вы отнесли бы к физиологическим диссидентам?

– Здесь нужно говорить еще о леворуких. Их, как и рыжих, тоже отличает, повышенная эмоциональность. Я бы отнесла большинство из них к людям, как сейчас говорят, со сверхчувствительностью.
Среди детей, которые попадали к психоневрологам, леворуких очень много. Особенно тех, кого пытались переучивать.
Я думаю, что это связано именно с тем, что сбивался ритм работы полушарий мозга. Они необыкновенно обидчивые. Эта обидчивость быстро проходит, но в тоже время оставляет следовую реакцию в виде очень хороших и глубоких навыков.

– Как Вы полагаете, шепелявых, альбиносов и шестипалых можно отнести к физиологическим диссидентам?

– Вот альбиносов, пожалуй, да. Альбиносы упоминаются даже в Библии. Можно говорить о нескольких видах альбинизма. Во-первых, о полном отсутствии фермента – генерализованном таком альбинизме.
Полное отсутствие фермента чревато большими ломками, и тогда мы говорим уже о болезни. Но частичный альбинизм, который идет на грани между патологией и обычным физиологическим обменом, пожалуй,тоже можно причислить к разряду физиологического диссидентства.
Что до шестипалых, то отклонений в поведении у них, как и у прочих людей с мелкими пороками, мы, как правило, не наблюдаем.

– А шепелявые и картавые?

– Шепелявые и картавые, честно говоря, это как правило, все-таки ошибки педиатров, акушеров, не исправленные в течение первого года.

– А к кому Вы относите близнецов?

– Близнецы – это обычные дети. Их необычность только в том, что ( мы говорим об однояйцевых близнецах) у них и психологические реакции одинаковые, и белковые тесты все совершенно идентичны, и даже пальцевой рисунок тоже одинаков.

– У рыжих, левшей или близнецов вырабатывается своя, так сказать, диссидентская психология?

– Да, пожалуй. У близнецов это своеобразная такая защищенность, это отсутствие того одиночества, которое в четыре-пять лет начинает ощущать ребенок: он уже частично отторгнут матерью и сам ее отторгает, потому что у него появляется свой ореол общения. И вот тогда дети начинают знакомиться с одиночеством. У близнецов этого чувства не бывает.
Они отличаются, допустим, от рыжих, потому что у рыжих как раз чаще всего вырабатывается чувство защиты.

– Отличительные свойства физиологических диссидентов воспринимаются ими самими как норма, или все же для них это травма?

– Я думаю, что по большому счету это все-таки воспринимается как абсолютная норма, и только какие-то дефекты воспитания или неудачная среда дает поле для агрессии.

– Есть ли в отклонении от нормы свои плюсы?

– Пожалуй. Вот эта сверхэмоциональность рождает очень много талантливых людей. По историческим сведениям именно среди элиты древних народов часто встречаются рыжие. Более того, даже в древнем Риме женщины красили волосы в рыжий цвет.
Жриц во многие храмы выбирали по цвету волос, который приближался именно к рыжим оттенкам, особенно, если у них были зеленые глаза.

– А флорентийки Боттичелли тоже рыжеволосые?

– Нет. Это была особая практика флорентийских женщин. Они смачивали волосы чистой водой из различных источников и сидели на солнце, чтобы получить вот этот рыжеватый оттенок.

– В мужском мире, в мире, где доминируют мужчины, можно ли рассматривать женщин как отклонение от нормы? Поймите меня, Елена Алексеевна, правильно, мои лучшие друзья – женщины.

– Вы знаете, может со мной не все женщины будут солидарны, но я бы поставила вопрос по другому: это мужчины являются среди нас, женщин, диссидентами. И мне иногда бывает их очень жаль.

-

© 2017 SphäreZ – Russischsprachige Zeitschrift in Deutschland

Impressum