Свободный язык – свободное слово!

В словаре Гете – 600 тысяч слов.
Ты не Гете – запомни тысячу!
* * *
Свободно говорить – в свободной стране.
* * *
Слово - не воробей, схватывай налету!
* * *
Владеешь языком – владеешь собой.
* * *
Язык без срока годности.
Запасайся словами.
* * *
Язык твой - друг твой.
Имей сто друзей!
* * *
Язык - душа страны.
Загляни в нее.
* * *
Читай Шиллера, как Пушкина.
В подлиннике.
* * *
Хочешь жить в Германии, старайся знать язык!
* * *
Живешь в стране – говори на ее языке.

• Знак судьбы

Всё же это знак судьбы: день рождения Булата Окуджавы празднуется в День Победы — 9 мая. В нынешнем, 2018-м, Булату Окуджаве. исполнилось бы 94 года.

Война выломала и смела всю наносную фальшь красных лозунгов. Наступило время правды — не партийной, не классовой: человеческой. А кому же его возвещать, как не поэту? К нашему счастью, на войне он уцелел — и к поэтам судьба порой бывает милостива.
Окуджава принадлежал творчеству. Будучи поэтом по рождению, он остался солдатом по призванию — русским офицером, хранящим святыню чести и долга.
Поэт-фронтовик, бард, писатель… Скромный, интеллигентный человек с гитарой, он тихо пел о вере, надежде, любви и удаче. И его услышали. Услышали и полюбили. Полюбили навсегда.
Признание в качестве исполнителя бардовской песни, автора стихов пришло к Булату Окуджаве в эпоху хрущевской оттепели.
Окуджава – певец московского Арбата. Но Арбат, заветную улицу, бывшую его Отечеством, сломали и переделали, а декоративно–брусчатый Арбат с рокерами, хиппи, матрешечниками он недолюбливал.
Когда-то, в конце 50-х, Булат мечтал найти двух-трех гитаристов, чтобы каждый вечер выходить с ними на Тверской бульвар и петь, приучать публику к песням. Друзья отговорили. А потом так получилось, что особенно «приучать» не пришлось: публика привыкла к песням, а сам он — к публике.
Каждая эпоха создает своих певцов, но пережить смену времен под силу единицам. Окуджаве это удалось.

Его гражданская позиция была однозначна и безупречна — в отличие от многих диссидентов, он никогда не предавал своих стихов. За что и поплатился: во время событий в Чехословакии, когда Окуджава, искренне веривший в то, что власть может быть человечной, резко возразил против ввода танков в Прагу, «компетентные лица» решили, что партия обойдется без него.
И тем не менее Окуджава был первым, кому удалось сдвинуть идейную махину, обозначив в качестве основы мироздания живую человеческую душу. Болящую, ранимую, любящую, подвластную не партийной разнарядке, а велениям совести… и Божьей воле.

Конечно, он был поэтом пушкинской породы: по щедрости дара, по естественности слога, по простоте и легкости образов.
Для уставших, отчаявшихся и сомневающихся он оставил в утешение молитву, вложив ее в уста Вийона (которому, при всем его таланте, такая простота взаимоотношений с Богом и не снилась).
Для собратьев по перу Булат сформулировал универсальный критерий творчества, сказав: «Каждый пишет, как он дышит».
Для бардов стал камертоном.

Все это было и… прошло. Страсти улеглись, остались стихи и песни Булата Окуджава. Их полвека поет вся Россия, по крайней мере, лучшая ее часть, а образы войны запечатленные в них, буквально, стали нравственным каноном постсталинской эпохи. В течение последующих двадцати лет на них строилось, можно сказать, сознание нашего общества.
А такие песни, как “Журавли”, “Мы за ценой не постоим” (из кинофильма “Белорусский вокзал”), “Бери шинель, пошли домой” (из “Аты-баты, шли солдаты”), “Ваше благородие” из кинофильма “Белое солнце пустыни, “Песня кавалергарда” из “Звезды пленительного счастья” не только помогают верить в Любовь всем нам, вчера и сегодня живущим, но и закрепили формальный статус Окуджавы, как автора наиболее популярных военно-патриотических шлягеров.
. У поэта соперников нету —
ни на улице и ни в судьбе…

… Окуджава — это настроение любви, это праздник! Он здесь, среди нас.

“Чувство собственного достоинства…”

Белле Ахмадулиной

Чувство собственного достоинства — вот загадочный инструмент:
созидается он столетьями, а утрачивается в момент
под гармошку ли, под бомбежку ли, под красивую ль болтовню,
иссушается, разрушается, сокрушается на корню.

Чувство собственного достоинства — вот загадочная стезя,
на которой разбиться запросто, но обратно свернуть нельзя,
потому что без промедления, вдохновенный, чистый, живой,
растворится, в пыль превратится человеческий образ твой.

Чувство собственного достоинства — это просто портрет любви.
Я люблю вас, мои товарищи — боль и нежность в моей крови.
Что б там тьма и зло ни пророчили, кроме этого ничего
не придумало человечество для спасения своего.

Так не траться, брат, не сворачивай, плюнь на вздорную суету —
потеряешь свой лик божественный, первозданную красоту.
Ну зачем рисковать так попусту? Разве мало других забот?
Поднимайся, иди, служивый, лишь прямехонько, лишь вперед.

© 2018 SphäreZ – Russischsprachige Zeitschrift in Deutschland

Impressum