Свободный язык – свободное слово!

В словаре Гете – 600 тысяч слов.
Ты не Гете – запомни тысячу!
Свободно говорить – в свободной стране.
Слово - не воробей, схватывай налету!
Владеешь языком – владеешь собой.
Язык без срока годности.
Запасайся словами.
Язык твой - друг твой.
Имей сто друзей!
Язык - душа страны.
Загляни в нее.
Читай Шиллера, как Пушкина.
В подлиннике.
Хочешь жить в Германии, старайся знать язык!
Живешь в стране – говори на ее языке.

ОДРИ ХЕПБЕРН

АРТИСТ- ЭТО ЯВЛЕНИЕ, СУЩЕСТВУЮЩЕЕ ВО ВРЕМЕНИ.

КОГДА АРТИСТ УХОДИТ, ОСТАЁТСЯ ЛЕГЕНДА.

ОДРИ ХЕПБЕРН

10 cекретов красоты Одри Хепберн

1. Чтобы губы стали соблазнительными, говори добрые слова.

2. Чтобы глаза были красивыми, излучай добро

3. Чтобы фигура была стройной, делись едой с голодным.

4. Чтобы волосы были красивыми, позволяй ребенку проводить по ним пальчиками раз в день.

5. Для уверенности ходи с сознанием того, что ты не одна.

6. Люди больше вещей нуждаются в реставрации, поощрении, прощении и т.п. Никогда никого “не выбрасывай”

7. Если тебе понадобится рука помощи, она всегда при тебе – твоя собственная.
Когда станешь старше, поймешь, что у тебя две руки: одна, чтобы помогать себе, другая – чтобы помогать другим.

8. Красота женщины не в одежде, фигуре или прическе. Она – в блеске глаз. Ведь глаза – это ворота в сердце, где живет любовь.

9. Красота женщины не во внешности, истинная красота отражена в ее душе. Это забота, которую она дарит с любовью; страсть, которую она проявляет.

10. Красота женщины возрастает вместе с ее годами!

ОНА и в самом деле обладала неким волшебным даром. Все, кто имел с ней дело, очень быстро становились богатыми и знаменитыми. В 1954 году в возрасте 25 лет она познакомилась с молодым начинающим кутюрье Юбером де Живанши и с тех пор стала его другом и музой. Живанши шил наряды для фильмов с ее участием и ее личных торжеств. Маленькое черное платье работы мастера, в котором она приходила на «Завтрак у Тиффани», было продано с аукциона в Лондоне за 1 миллион долларов.

Рецепт изящества

ТАЛИЯ — 50 см. Это при росте-то в метр семьдесят. Случай, безусловно, незаурядный… Журналисты в один голос твердят, что своей осиной стройностью Одри Хепберн обязана разводу родителей. Ей было 6 лет, когда зареванная мамаша, оттянув сантиметры на сдобных боках, пригрозила:
— Запомни, детка, женщина никогда не должна весить больше 46 килограмм. Иначе ее будут бросать мужчины так же, как меня бросил твой папа.

На самом деле мать лукавила. Это не отец ее кинул, а она погнала благоверного взашей, после того как застукала с нянькой.

Маловероятно, чтобы истина о красоте засела в столь юную головку. Скорее, Одри позже припомнила (или придумала) этот случай, чтобы побаловать публику вкусной легендой. Реальная составляющая формулы изящности была иной. Хепберн не могла жить без ощущения легкости в теле.

У родителей был граммофон.

— Мама, для чего нужна музыка? — спрашивала дочь.

— Чтобы танцевать под нее.

С тех пор девочка танцевала всегда, сколько себя помнит. Ее даже хотели отдать в балетную школу, но помешал чрезмерно высокий рост.

Одри Хепберн

Другой причиной утонченности черт было полнейшее отсутствие интереса к еде. В голодные времена фашистской оккупации ей приходилось пробовать на вкус даже луковицы знаменитых голландских тюльпанов. Одна картофелина в день и несколько листиков цикория — вот обычный рацион попрыгуньи в те годы. Почему попрыгуньи? Потому что скакала через веревочку на городской площади до тех пор, пока не приходил связной. В ботинках у девочки были спрятаны записки для бойцов отряда Сопротивления.

Однажды фашисты хотели схватить ее, она убежала, спряталась в подвале и боялась выходить оттуда целый месяц. Ела все это время только то, что нашлось в ее сумке: полбуханки хлеба и шесть яблок… Чтобы не пугаться снующих туда-сюда крыс, вспоминала упражнения английского языка, уроки танцев и музыки. Обмен веществ после этих жутких военных лет не нормализовался до конца жизни.

Говорят, именно тогда, в военные сороковые, в ее взгляде появился тот трогательный, будоражащий душу испуг в глазах.

Формула любви

ОНА уже получила своего «Оскара» за роль принцессы Анны в «Римских каникулах», когда познакомилась на очередных съемках с Биллом Холденом. Он прилично выпивал, был женат, но это не мешало слыть ему еще и донжуаном. Одри простила ему все, что было в его прошлом. Терпела одинокие выходные, когда Билл уезжал навещать прежнюю жену и двоих своих ребятишек… Она была слишком молода и слишком влюблена, поэтому у нее на все хватало выдержки. Не смогла она вытерпеть только одно: диагноз врачей — после перенесенной операции у Уильяма больше никогда не могло быть потомства… Она ушла.

И уже через год вышла замуж за другого актера — Мела Феррера. Свадьба была скромной. Девушка собственноручно украсила венчальную часовенку любимыми цветами — ландышами — и надела сказочное воздушное белое платье.

Но уже очень скоро ее светлая жизнь омрачилась. Первая совместная с мужем картина «Война и мир» закончилась провалом (хотя Одри Хепберн, казалось, органично вписывалась в образ Наташи Ростовой)… Первая беременность — рождением мертвого ребенка.

Судьба словно начала отыгрываться за то, что она так быстро и просто рассталась со своим первым чувством. Вторую беременность она также не сумела сохранить, на съемках упала с лошади… Годы шли, а малыша так и не было. И тогда она поклялась, что бросит кино, как только у нее родится мальчик или девочка.

В 1960 году у нее наконец появился крошка Шон… А после вопреки данным ею обещаниям начались съемки, одни за другими. И какие фильмы… «Завтрак у Тиффани», «Моя прекрасная леди», «Как украсть миллион»… Когда съемки завершились, она вдруг поняла, что они с Мелом больше не любят друг друга. А возможно, и не любили никогда. Она изо всех сил пыталась сохранить их брак, но на тринадцатом году совместной жизни он окончательно распался.

Молодильные яблочки

ЧТО должна испытывать женщина, если рядом с ней находится мужчина намного моложе ее? Восторг, что еще способна пленить человека, за которым и юные-то девочки побежали бы в охотку? Или, наоборот, неуверенность в себе и в их общем будущем? Что ловит она в зеркале: свой удовлетворенный взгляд или новую морщинку в уголке глаза?

Ему было 30, когда они познакомились, ей… 39. Он влюбился в нее четырнадцатилетним пацаном, когда увидел в «Римских каникулах». По странному стечению обстоятельств Андреа Дотти жил именно в этом судьбоносном для Одри городе, работал заместителем директора психиатрической клиники Римского университета. Он был чертовски красноречив. И такой мощной моральной поддержки, как от него, она еще не принимала ни от одного мужчины.

20 ноября 1968 года она получила развод, а уже на Рождество — предложение и кольцо с рубином от нового избранника. 18 января состоялась свадьба.

Они сняли просторную квартиру в Риме. На верхнем этаже старинного палаццо. Одри подбежала и распахнула окно. Внизу, поблескивая водной гладью, словно огромная змея чешуей, извивался Тибр.

— Божественно! Наконец я смогу начать жить так, как и должна жить обычная женщина…

Она ходила по магазинам, занималась обустройством жилища. Прежде она любила рано ложиться спать и рано вставала, теперь ее можно было заметить отплясывающей твист в ночном клубе. Присылаемые сценарии откладывались, не будучи прочтенными.

Через четыре месяца после свадьбы она почувствовала, что беременна. К этому времени Одри уже перешагнула свой сорокалетний рубеж. Становилось совершенно очевидным, что ребенок, если ему, конечно, посчастливится родиться после пяти-то выкидышей, будет последним.

Лука появился на свет 8 февраля 1970 года.
— Миссис Дотти, вам нравится оставаться просто женой? Не вечно же вы будете пребывать исключительно в этом статусе? — спросили ее на пресс-конференции.

— Почему бы, собственно, и не вечно? — ответила она вопросом на вопрос и добавила: — У меня нет никакого желания работать. Вы же не порекомендуете мне обратиться к психиатру за разъяснением причин этого нежелания… (Здесь был явный намек на специальность мужа.)

— Что вы считаете самым важным в жизни?

— Любовь и страх…

— Почему «страх»?

— Потому что то, что вы больше всего любите, вы больше всего на свете боитесь потерять.

«Если я когда-нибудь потеряю Андреа из-за неверности, я выброшусь из окна», — призналась она как-то своим подругам. К счастью, и на этот раз она нарушила обещание.

Одри на экране и Одри в жизни не были одним и тем же лицом. Андреа был влюблен в блистательную актрису, звезду светских вечеринок, тихая и скромная женщина была не для него. В газетах то и дело начали появляться скандальные снимки: муж Хепберн и пышная блондинка, танцовщица варьете, светская львица… Возможно, за фотографиями и не стояло ничего более интимного, нежели рука на плече или талии. К тому же темпераментность — в крови у итальянцев. Соотечественники скорее перестали бы уважать Дотти, обратись он в скромнягу-пуританина. Но Одри напоминала итальянку только чисто внешне.

Как это часто бывает в парах перед разводом, они попытались устроить что-то типа второго медового месяца. Лето 1979 года провели на Гавайях. Но чуда не произошло…

— Я всегда помнила, что на девять лет старше его, — заявила актриса. — А позже пришла к выводу, что в ситуации, когда муж моложе жены, развод неизбежен.

Дружба с первого взгляда

ОДНАКО уже через несколько месяцев она опровергла собственный же постулат.

— Ваша цель в жизни?

— Доставлять удовольствие дамам, — так ответил когда-то высокий худощавый студент Роберт Уолдерс.

К моменту знакомства с Одри Хепберн ему было уже больше сорока, он был на 7 лет ее моложе. К слову сказать, эта разница ничуть не могла смущать ни его, ни ее. Первая, безумно любимая жена Роберта была старше его аж на 25 лет, но она умерла, оставив вдовцу 2 миллиона долларов.

«Дружба с первого взгляда», — так охарактеризовала Одри их отношения.

Роберт словно бы заполнил те пустоты, которые образовались внутри у Одри. В нем было все, чего ей не хватало: понимание, нежность и, главное, ненасытный интерес к ней. Ему не важен был блеск актрисы, кумира миллионов, он ценил то сияние, которое излучает человек и женщина Одри Хепберн.

После сорока Одри хотя и снималась в кино, но очень редко. И даже фотографий актрисы тех лет сохранилось немного.

«Кто любит, тот запомнит и так, — говорила она. — А остальные пусть и не вспоминают».

Они поселились в швейцарской деревне Толошеназ-сюр-Морж. Одри разводила в саду любимые ландыши.

От имени Детского фонда ООН они с Робертом объездили полмира: Бангладеш, Судан, Эфиопия, Вьетнам, Сальвадор…

Ей было 63, когда врач констатировал: рак, осталось жить месяца три, не больше. На похоронах возле гроба с ее телом стояли шестеро любимых ею мужчин: сыновья Шон и Лука, бывшие мужья Мел Феррер и Андреа Дотти, Робби Уолдерс и Юбер де Живанши. За гробом шли миллионы, которые любили ее и до сих пор любят…

Одри Хепберн — танцующая фея

© 2017 SphäreZ – Russischsprachige Zeitschrift in Deutschland

Impressum