Свободный язык – свободное слово!

В словаре Гете – 600 тысяч слов.
Ты не Гете – запомни тысячу!
* * *
Свободно говорить – в свободной стране.
* * *
Слово - не воробей, схватывай налету!
* * *
Владеешь языком – владеешь собой.
* * *
Язык без срока годности.
Запасайся словами.
* * *
Язык твой - друг твой.
Имей сто друзей!
* * *
Язык - душа страны.
Загляни в нее.
* * *
Читай Шиллера, как Пушкина.
В подлиннике.
* * *
Хочешь жить в Германии, старайся знать язык!
* * *
Живешь в стране – говори на ее языке.

• Свой среди волков

Это – самое глубокое проникновение в жизнь волков за всю историю человечества.

Бывшему немецкому десантнику Вернеру Фройнду (Werner Freund) 2 марта 2015 исполнился бы 81 год. Около 20 лет своей жизни он прожил с волками. Не от мизантропии, а из любви к животным. Жил не рядом с ними, не где-то возле, а среди них. В 1972 году на территории федеральной земли Саар в западной Германии Фройнд основал миниатюрный волчий заповедник «Вольфспарк Вернера Фройнда» (Wolfspark Werner Freund).

Сейчас на территории парка площадью 10 га прекрасно чувствуют себя шесть стай: европейские волки, которых он (по принципу происхождения) называет русскими, полярные арктические, канадские лесные, индийские и монгольские волки.

Вернер Фройнд был десантником, позже зоологом, потом участником экспедиций через самые непроходимые дебри планеты. Как-то он признался: «Если ты отказываешься от угощения папуасских туземцев, это значит для них, что ты плохой человек. Так мне пришлось есть с ними живых личинок. Живот потом, конечно, давал о себе знать».«Но и поедание личинок, и жарка змей, и посвящение в папуасы — без такого опыта мои волки вряд ли были бы сыты»- говорит Вернер Фройнд.

На Вернера звери, которые в принципе не поддаются дрессировке и приручению, смотрели влюбленными глазами. В стае он свой среди своих. Такой вот совсем не голливудский Тарзан. Или Маугли наоборот: дожив до зрелого возраста, пошел учиться жизни у волков.

Сам Фройнд спокойно говорил о себе: «Я теперь человек всего лишь на четверть. И на три четверти — волк».

Вокруг человека-волка всегда топтались репортеры, телеоператоры. Его имя знает весь мир — по фильмам, по книгам, которые он сам написал. Кто он? Блаженный? Юродивый? Нет, сумасшедший в стае не выжил бы.

Про волков, бок о бок с которыми Вернер Фройнд рычал 20 лет, он говорил не «повадки», а норов.
Норов волка, как уверял Фройнд, во сто крат добрее людского. По какую сторону изгороди в этом мире реальная клетка, для него – еще как посмотреть.

Вы хотите знать, что такое волчьи законы? Один из них — нежность. Присутствуя при традиционном для стаи ритуале приветствия, можно заметить, что первым по неписаному волчьему протоколу имеет право подойти к Вернеру только вожак.
Пользуясь супружеским положением, его постепенно оттесняет постоянная спутница. Это трудно представить, но волчица просто повисает на шее у Фройнда, обняв его передними и задними лапами.

Волки непрерывно танцуют вокруг Вернера Фройнда, положив передние лапы ему на плечи и тыкаясь влажными мордами в его черную с проседью бороду. Даже не ясно, кто более интересен: зверь или человек?

Вернер Фройнд: «Я вырастил их, они для меня родные. Когда волчата были маленькими, я каждые два часа кормил их из бутылочки. Я должен был вместе с ними лакать воду. А когда волки заматерели, — рвать с ними сырое мясо».
Последнее время ему правда стало достаточно подержать некоторое время добычу руками, а затем отпустить, показывая, что он утратил к ней интерес и подавая тем самым сигнал стае, что они могут приступить к растерзанию трапезы. Если бы он этого не делал – утратил бы навсегда авторитет вожака стаи, волки перестали бы его уважать и могли бы напасть на него, как на любого чужака, вторгшегося на их территорию.

Точно сказано: с волками жить — по-волчьи выть. В стае нужно бороться не только за ранг, но и за сохранение его. Старший всегда должен быть готов указать подчиненному на его место.

Иерархия, жестокая дисциплина — это еще один волчий закон. Ну а страстные лобзания — это не только выражение верноподданничества, но и заглядывание в рот. Вы, наверное, видели, как избалованные дети роются в карманах пришедших домой родителей в поисках сладостей. Волки к подобным вещам тоже привыкают с малолетства. А у их папы с мамой не карман, а пасть-капкан — мимо и мышь не проскочит. Заглядывание в рот… Правильнее было бы сказать: в пасть. И этим ничуть не обидеть Фройнда.

В немецких домах, как и в русских, принято вешать на стены портреты родных. Но семья Вернера Фройнда – это волки. Вокруг дома, где сам человек – волк не жил — ничего. Лишь гектары леса. До ближайших соседей, впрочем, всегда пара шагов. С волками жить, по-волчьи выть – это про него.
За все годы Фройнд вырастил 70 с лишним волков. Все это время его супруга Эрика Фройнд всегда была рядом. И привыкла к тому, что ей все трудней найти с мужем общий язык. Эрика Фройнд: «Когда мы с ним встретились полвека назад, я и не предполагала, что меня ждет. Хотя я помню, что еще в годы службы в Бундесвере он привел в свою армейскую часть медвежонка, и тот тут же стал для солдат талисманом».

Что другим кажется жутким экстримом, 80-летний Фройнд называл тихой пенсией. И пора бы уж волку пораньше остепениться, да всё в лес тянуло, к своим.

Однажды великий гуру всех зоопсихологов, основатель этологии — науки о поведении животных — Конрад Лоренц сказал Фройнду незадолго до своей смерти во время их единственной встречи: «Так глубоко, как вы, в мир волков не проникал никто».

В своем родном доме, который расположен неподалеку от волчьего заповедника, исследователь волков Вернер Фройнд записывает свои наблюдения, делает выводы, издаёт книги … 9 февраля 2014 года учёный умер, но дело его продолжают его преемники.

ryanrothaarig.dreamwidth.org/94369.html

© 2019 SphäreZ – Russischsprachige Zeitschrift in Deutschland

Impressum