Свободный язык – свободное слово!

В словаре Гете – 600 тысяч слов.
Ты не Гете – запомни тысячу!
* * *
Свободно говорить – в свободной стране.
* * *
Слово - не воробей, схватывай налету!
* * *
Владеешь языком – владеешь собой.
* * *
Язык без срока годности.
Запасайся словами.
* * *
Язык твой - друг твой.
Имей сто друзей!
* * *
Язык - душа страны.
Загляни в нее.
* * *
Читай Шиллера, как Пушкина.
В подлиннике.
* * *
Хочешь жить в Германии, старайся знать язык!
* * *
Живешь в стране – говори на ее языке.

• Мы были первыми

Посвящаем эту публикацию замечательному человеку, великому писателю-борцу и нашему другу Владимиру Николаевичу Войновичу. 27 июля, исполнился год со дня его смерти.

Русскоязычная Германия начала 90-х, времени четвёртой волны эмиграции, – это место встречи «племён», говорящих на одном языке и не знакомых друг с другом: «aусзидлеры» (поволжские немцы из Казахстана, Таджикистана, Сибири), евреи, русские, украинцы, разделенные пунктами и параграфами, определяющими их место и положение в этом новом для них мире.

Объединение Германии в 1990, развал Югославии и война, заполонившая беженцами бывший Западный Берлин (только формально, впрочем, бывший. Разница была очевидна), аборигены Восточного Берлина, чей мир рухнул в одночасье…
Сумбур – удобное время для того, чтобы осмотреться после решительного шага к «перемене участи»…

* * *

В Москве журналист Юрий Зарубин был обозревателем газеты «Труд», заведующим отделом информации в «Вечерней Москве», заместителем главного редактора газеты «Гудок», ответственным секретарём в журналах «Советский экран» и «Наше наследие».

«Наше наследие» был журналом Фонда культуры России. Фонд возглавляла тогда Раиса Максимовна Горбачёва, а выпускал его в Англии медиа-магнат Роберт Максвелл.

Перед выпуском каждого номера «Нашего наследия» Зарубин бывал в Лондоне. Здесь он подружился с Максвеллом, который тогда купил в Берлине издательство «Пергамон – пресс» и стремился захватить медиа-рынок Европы. Узнав, что Зарубин опытный журналист, он предложил ему издавать в Германии русскую газету.

Так, по приглашению Роберта Максвелла, Зарубин с женой, журналисткой Светланой Березницкой, оказались в Берлине. Это был февраль 1991 года.

А в ноябре того же года при странных обстоятельствах на своей яхте возле Канарских островов погиб Роберт Максвелл. Как потом оказалось, он был банкротом с многомиллионными долгами.

Первую послевоенную русскоязычную газету в Германии пришлось начинать с нуля.

В «золотые двадцатые» в Берлине жили Андрей Белый, Максим Горький, Алексей Толстой, Марина Цветаева, Владимир Набоков, Виктор Шкловский, Илья Эренбург и другие известные писатели, художники, музыканты – обитатели тогдашнего, как его называли, Шарлоттенграда, русской трёхсоттысячной эмигрантской среды.
Жизнь русской диаспоры сосредоточивалась на Курфюрстендамме, в районе Гедехнискирйхи, Здесь у русских было шесть банков, три ежедневных газеты, 20 книжных лавок и такие крупные издательства, как «Москва», «Геликон», «Слово», «Мысль», «Скифы»…
Тут шёл активный процесс взаимного обогащения творческой интеллигенции, представителей разных культур и народов, благодаря которому создавался новый тип общеевропейского художественного мышления.
Известно, что во многом благодаря «русскому Берлину», Западная Европа познакомилась с русским авангардом, модернизмом, конструктивизмом в архитектуре и другими влиятельными направлениями в мировом искусстве ХХ века.

Сначала в кафе на Курфюрстендамме, где собиралась молодёжь, устраивались художественные выставки, проводились вечера поэзии. Позже, в Берлине появился русский Дом искусств, где проходили встречи с писателями, художниками. Там, оказавшись в Берлине, выступали Сергей Есенин и Владимир Маяковский.
А в ноябре 1922 года, при содействии профессора истории русской литературы в Русском научном институте Юрия Айхенвальда был открыт «Писательский клуб». На открытии доклад «Культура сегодняшней России» прочёл Андрей Белый; там же в марте 1922 – го прошёл вечер Томаса Манна, который выступил с докладом «Гёте и Толстой». Алексей Толстой представлял здесь «Аэлиту», Виктор Шкловский – «Письма не о любви»…

Русский Берлин 20-х годов ХХ века, эту особую культурно- историческую общность, сложившуюся здесь, своего рода остров русской цивилизации в центре Европы, философ Николай Бердяев назвал « … культурным ренессансом, одной из самых утончённых эпох в истории русской культуры».

И в 90-х годах 21 века в Германии, особенно в Берлине, почти на каждом шагу звучала русская речь, формировалась своя культурная жизнь и была по-прежнему неистребимая у русских потребность в литературном слове, которая не исчезает никогда, в какой бы стране они ни жили. По словам А. Солженицына, «…литература вместе с языком сберегает национальную душу».
Это было предпосылкой для появления первого в послевоенное время русскоязычного издания, каким стала газета «Европацентр».

Нашёлся инвестор – Вольфганг Хаазе, хозяин западноберлинского издательства «Edition Q», и появилась «Европацентр» – профессионально сделанная газета с вынесенным на первую страницу девизом: «Везде, где можно жить, можно жить хорошо». Она чем-то напоминала «Литературную газету» в пору её наибольшей популярности, только имела немецко-русскую специфику.

В России сразу обратили внимание на появление русского слова в Германии.

В первом номере «EZ» выступили: министр печати и информации России Михаил Федотов, вице-президент немецкого Бундестага Ханс Кляйн, экономический советник российского правительства, юрист Вольфганг Карте, уполномоченный федерального правительства по вопросам переселенцев, статс – секретарь Хорст Ваффеншмидт, уполномоченный Сената по делам иностранцев Барбара Йон, немецкий писатель Рюдольф Мюллер, режиссёр Никита Михалков, писатель Аркадий Арканов… Все они считали, что новая газета «Европацентр» будет способствовать решению тех задач, которые ставит перед нами эпоха.
Тогдашний мэр Москвы Юрий Лужков (Москва и Берлин – города-побратимы) устроил пресс-конференцию для российских и немецких журналистов.

Русскую газету приветствовали политический эмигрант, правозащитник Лев Копелев и писатель Владимир Войнович, который стал постоянным автором и другом газеты.
В ней печатались блистательные авторы – писатели и журналисты: Аркадий Арканов, Лев Анненский, Галина Аксёнова, Алла Боссарт, Виктория Белопольская, Олег Битов, Пётр Вайль, Александр Генис, Юрий Гинзбург, Игорь Померанцев, Вячеслав Куприянов, Владимир Маканин, Лев Новожёнов, Андрей Плахов, Вениамин Смехов, Виктор Топаллер, Борис Хазанов…
А поскольку «Европацентр» стремилась помочь людям выжить в чужой стране и была единственной, то и объединяла всех русскоязычных: интеллигенцию Москвы и Питера, бизнесменов Прибалтики и Украины, деловых людей со всех концов СССР, бывших фарцовщиков и подпольных миллионеров.

Её читали все.

То было время, когда всё русское было в почёте, и эта газета лежала в кабинетах Бундестага среди других немецких изданий.

Поздравляя газету с юбилеем, канцлер Гельмут Коль написал: «Пятилетняя годовщина газеты «Европацентр» служит примером всё более оживлённого интеллектуального и культурного обмена, в котором участвуют наши народы.
В качестве первой русскоязычной газеты в Германии «Европацентр» провела новаторскую работу на этом поприще. Сегодня газета прочно вошла в русскую жизнь Германии и стала оживлённым форумом для общения русских и немцев.
Я хотел бы пожелать вам оставаться на выбранном пути!»

Газета «Европацентр» прожила десять лет ещё и потому, что у нас были квалифицированные и верные коллеги – Михаил Гольдберг, Виталий и Лена Моевы, Лилия Фредрих, Дмитрий Сорокин, Лена Стародубцева, Игорь Побережский, Михаил Румер, Дмитрий Хмельницкий, Мария Карпова, Юрий Векслер, Леонид Донской, Анатолий Фалькович, Елена Витзон, Ольга Цизман, Владимир Копп, Людмила Шварц… И не прерывалась наша дружба с Владимиром Войновичем и со многими замечательными и выдающимися людьми нашего времени. Спасибо им за это.

Мы делились этой дружбой с нашими читателями, и они это ценили.

В кругу друзей. Справа налево: Владимир Войнович, Аркадий Арканов, Игорь Иртеньев, Алла Боссарт, Светлана Березницкая и Юрий Зарубин

© 2019 SphäreZ – Russischsprachige Zeitschrift in Deutschland

Impressum