Свободный язык – свободное слово!

В словаре Гете – 600 тысяч слов.
Ты не Гете – запомни тысячу!
* * *
Свободно говорить – в свободной стране.
* * *
Слово - не воробей, схватывай налету!
* * *
Владеешь языком – владеешь собой.
* * *
Язык без срока годности.
Запасайся словами.
* * *
Язык твой - друг твой.
Имей сто друзей!
* * *
Язык - душа страны.
Загляни в нее.
* * *
Читай Шиллера, как Пушкина.
В подлиннике.
* * *
Хочешь жить в Германии, старайся знать язык!
* * *
Живешь в стране – говори на ее языке.

• ШАХМАТНЫЙ АГАСФЕР

Кто претендует на гены Бобби Фишера?

Проведенный после эксгумации останков легендарного шахматиста Бобби Фишера анализ ДНК не подтвердил, что гроссмейстер был отцом 9-летней филиппинской девочки Джинки Янг. “Таким образом, дело закрывается”, — сказал представитель матери девочки Мэрилин Янг, по требованию которой в начале июля была проведена эксгумация останков шахматиста.

Бобби ФИШЕР, Джинка и Мэрилин ЯНГ

Когда в начале июля исландские власти эксгумировали прах гениального шахматиста, покоящийся на юге этой страны, где Фишер провел три последних года своей жизни, мировая печать назвала это событие сюрреальным. Но для тех, кто хорошо знаком с хождением по мукам Фишера, в этом не было ничего экстраординарного. Эксгумация отлично укладывалась в историю этого Агасфера, вечного странника.

Эксгумация состоялась по решению Верховного суда Исландии, рассматривающего дело о наследстве Фишера. Было необходимо добыть и исследовать его ДНК для установления отцовства одной из соискательниц его завещания, которого он не оставил. Эйнар Эйнарссон, многолетний друг Фишера, говорит, что Бобби был бы взбешен, узнав, что его эксгумируют: “Он был замкнутой личностью, и его похороны были сугубо частным событием. И вдруг такой балаган”.

Но Эйнарссон заблуждается. Жизнь Фишера была именно балаганом. Бобби было всего 14 лет, когда он стал чемпионом США по шахматам. В 16 лет он бросил школу, заявив, что учеба в ней “пустая трата времени”. Самый юный гроссмейстер бросил в 1972 году перчатку тогдашнему чемпиону мира Борису Спасскому и разгромил его в матче, состоявшемся в Исландии. Матч проходил на фоне “холодной войны”. Фишер был объявлен “одиноким рыцарем Запада”, сокрушившим шахматную машину Советского Союза.

Победив Спасского, Фишер стал всемирно знаменит. Но он отказался от славы, миллионов долларов, а главное — от шахмат. И превратился в отшельника. В 1975 году он не стал защищать свой чемпионский титул в матче, который должен был состояться в Югославии. Но вот в 1992 году в той же Югославии он сыграл злополучный матч со своим старым соперником Спасским. Фишер снова победил и положил в карман призовые $3,65 млн. Так почему же я назвал этот матч злополучным? Во время матча Югославия находилась под торговым эмбарго США, наложенным на нее из-за войны с Боснией. До начала матча Вашингтон направил Фишеру письмо, в котором говорилось, что, если он его сыграет, его ждет серьезное наказание. На одной из пресс-конференций Фишер зачитал это письмо и наплевал на него в прямом и переносном смысле.  Правительство США выдало ордер на арест Фишера, и он стал шахматным Агасфером, путь которому в Америку был заказан. Изредка имя Фишера всплывало на поверхность и всегда вызывало скандал. Однажды он разразился антисемитскими тирадами, хотя его родители были евреями. В другой раз, выступая по филиппинскому радио, Фишер назвал 9/11 “прекрасным днем”.

В августе 2000 года Фишер объявился в Каунтри-клубе города Багио на Филиппинах. Там на вечеринке Бобби познакомился с некоей госпожой Янг. У них завязался роман. Через некоторое время у Янг родилась дочь, которой она дала имя Джинки. Мать и повзрослевшая дочь не прерывали связи с Фишером и даже навестили его в Исландии в 2005 году. Фишер умер в 2008 году на 64-м году жизни, и госпожа Янг настаивала на том, что ее дочь законная наследница Фишера, оставившего после себя два миллиона долларов. Янг предоставила исландскому суду соответствующую петицию, фотографии, на которых он снят с ней и Джинки, и открытки девочке, подписанные “Daddy” (“Папочка”).

Друзья Фишера утверждают, что он не был женат на Янг и что Джинки не его дочь. Он якобы просто помогал им в финансовом плане, а подписывался “Daddy”, чтобы развеселить девочку, которая совсем не была на него похожа. Эту версию подтверждает, в частности, доктор Магнус Скуласон, который был в госпитале в момент кончины Фишера. “Бобби был щедрым, но это не делает его отцом. Он был рад, что девочка любила его. Это чувство было новым для него”, — говорит доктор Скуласон. Но госпожа Мерилин Янг имела еще один козырь в запасе. Фишер неоднократно говорил, что “передал в наследство свои гены”.

На “гены” Фишера заявляет претензии еще одна женщина — 65-летняя Миоко Ватаи, бывшая четыре раза чемпионкой Японии по шахматам среди женщин, а ныне президент Японской шахматной ассоциации. В последние годы жизни Фишера Ватаи была наиболее частой его компаньонкой. Они познакомились в 1973 году. Фишер прилетел в Японию, и она оказалась одной из двух его соперников, с которыми ему предстояло сыграть показательные партии. В 2000 году шахматный Агасфер переселился в Японию и стал жить вместе с Ватаи в Токио.

В 2004 году японские власти задержали Фишера по просьбе американских. Находясь в заключении, Бобби якобы женился на Ватаи, видимо, рассчитывая на то, что мужа японской гражданки власти Японии не депортируют в США. Но этот номер не прошел. Однако от депортации в Америку Фишера спасла Исландия. Для исландцев Бобби был по-прежнему героем. Они помнили его победу на исландской земле над Спасским. И вот Исландия сделала Фишера своим гражданином. В марте 2005 года японские власти разрешили ему эмигрировать в Исландию. В течение следующих лет Ватаи курсировала между Токио и Исландией. Но были ли они связаны законным браком, не знает никто, хотя все друзья Фишера отзываются о Ватаи как о “замечательной женщине”. “Она была готова сделать для него все”, — говорит, например, Сеамундер Паллсон, бывший главный инспектор исландской полиции, который в ходе матча Фишер—Спасский служил телохранителем Бобби. Однако, по словам другого приятеля Фишера, Эйнарссона, Бобби называл Ватаи лишь своей герлфренд и раздражался, когда другие называли ее его женой.

В 2006 году филиппинка и японка сошлись лицом к лицу. Мэрилин Янг с дочерью Джинки прилетели в Исландию всего на месяц. (Они не выносили исландского холода.) Между ними и Ватаи создалась напряженность, поскольку Фишер жил с обеими женщинами. “Он иногда спал с Мэрилин в ее доме, а иногда с Миоко в своей квартире. Обе они знали об этом и были поэтому несчастливы”, — рассказывает Эйнарссон.

В 2007 году врачи обнаружили у Фишера опасную болезнь почек. Но он не понимал или не хотел признавать, что жизнь в опасности. Он не хотел подвергать себя болезненному лечению, чтобы продлить жизнь. Через несколько месяцев он умер. Но и по ту сторону Леты шахматный Агасфер не нашел покоя…

Ожидается, что наследство, оставленное Фишером, ополовинится — с двух миллионов долларов до одного, пока дойдет до наследников. Дело в том, что правительство США тоже не собирается оставить в покое усопшего шахматного гения. Оно собирается содрать с него налоги и штрафы с тех самых 3,65 миллиона долларов, которые он заработал в обложенной американским эмбарго Югославии. Недаром же в Штатах бытует поговорка: “Смерти и налогов никому не избежать”. Смерти Фишер не избежал. Избежит ли он налогов? Хотя Фишер имел исландское гражданство, Госдепартамент США все еще считает его “своим”, – он никогда не получал от американских властей сертификата об утрате гражданства США.

Итак, что ожидает наследников Фишера? Если бы суд признал Джинки его дочерью, а Ватаи — его женой, тогда первая получила бы две трети наследства Фишера, а вторая — остальное. Поскольку Джинки не оказалась дочерью Фишера, все его наследство может достаться “вдове” Ватаи. Но сейчас ее претензии на вдовство довольно-таки сомнительны. Исландский суд в начале этого года отверг копию ее брачного свидетельства, заверенную японским посольством в Рейкьявике. Ну а если и Джинки не дочь, и Ватаи — не жена, что тогда? Тогда наследниками Фишера станут его племянники, сыновья его сестры Джоан. Такое решение спора о наследстве не будет лишено определенной иронии. По словам биографа Фишера Брейди (его книга выйдет в свет в феврале будущего года), сестра Фишера истовая религиозная еврейка. Евреем был и ее муж. Бобби-антисемит ненавидел эту семейку. Племянников он почти не видел.

Фишер мог избежать всей этой судебной и медиаклоунады, составь он своевременно свое завещание. Но он не верил, что смерть так близка. И он по-своему был прав. Бобби Фишер, гениальный шахматист, быть может, даже самый великий из них, бессмертен. Для установления этого нет необходимости в его эксгумации и анализе ДНК. Для этого достаточно взглянуть на партии, которые он нам оставил.

Мэлор СТУРУА
“Московский комсомолец”

© 2019 SphäreZ – Russischsprachige Zeitschrift in Deutschland

Impressum