Свободный язык – свободное слово!

В словаре Гете – 600 тысяч слов.
Ты не Гете – запомни тысячу!
Свободно говорить – в свободной стране.
Слово - не воробей, схватывай налету!
Владеешь языком – владеешь собой.
Язык без срока годности.
Запасайся словами.
Язык твой - друг твой.
Имей сто друзей!
Язык - душа страны.
Загляни в нее.
Читай Шиллера, как Пушкина.
В подлиннике.
Хочешь жить в Германии, старайся знать язык!
Живешь в стране – говори на ее языке.

ДАТУ НАЧАЛА ВОЙНЫ СТАЛИНУ СООБЩИЛ… ГИТЛЕР?

В истории Великой Отечественной войны до сих пор остаётся много белых пятен – невыясненных или недостаточно прояснённых вопросов. Самые жгучие из них: почему же так неудачно сложилось для СССР начало войны? Кто прозевал время «Ч» – Сталин, его генералы или разведка? Или это результат ловкой германской дезинформации? Как и многие иссследователи, ответы на эти вопросы уже много лет ищет известный российский историк Сергей БРЕЗКУН.
Мы публикуем его материал, в котором немало сенсационных выводов и оценок. И хотя они основаны на документах и показаниях свидетелей тех давних событий, некоторые из них вряд ли можно считать бесспорными. Однако автор имеет право на свой взгляд.

КТО ПРОШЛЯПИЛ 22 ИЮНЯ?

Точных ответов на этот вопрос в советское время не было по разным причинам. Сталину было невыгодно давать нелицеприятную публичную оценку преступным действиям (зачастую – преступному бездействию) генералитета, на который он опирался, а после 45-го – чтобы не омрачать неудобной правдой облик армии- победительницы. Хрущёв вообще исказил её, сделав Сталина козлом отпущения, свалив на него все просчёты и ошибки. Верной и полной картины рокового июня 1941 года у нас до сих пор нет. Нет её и на Западе, где правда тоже частенько замалчивается или искажается – чаще всего по политическим причинам. Да, говорить о вине Сталина можно, поскольку, глава государства отвечает за всё, что происходит в руководимом им государстве. Есть понятие «ответственность без войны». Так вот Сталин ответственен, конечно, за провал июня 1941 года, но не виноват в нём. Кто-то скажет: ох, как то мудрёно закручено. А кто же тогда виноват? Вот в этом я и пытаюсь разобраться. Причём, основываясь не на эмоциях или пристрастиях, а на документах! Только после их анализа делаются выводы. А некоторые из них не вписываются в сложившиеся стереотипы понимания войны.
В чем убеждены сегодня многие миллионы людей? А в том, что причина поражений 1941 года – якобы слепота Сталина, который не верил в близость войны. Получается, что видели все, кроме этого «глупца и параноика». Сталин якобы сдерживал генералитет, игнорировал разветданные Зорге, зато верил «провокато- ру» Берия, который заявлял, что войны не будет, и «стирал в лагерную пыль» всех, кто считал иначе.

«ДУРОЧКИ»

Когда же начинают говорить о «бездарном» Сталине, войну проморгавшем, то стандартная ссылка обвинения – известная телеграмма Рихарда Зорге от 15 июня 1941 года:
«Нападение ожидается рано утром 22 июня по широкому фронту». А ведь сам текст «телеграммы Зорге» по конструкции резко отличается от реальных шифрограмм. Да и ни один ответственный руководитель не станет предпринимать какие-либо серьёзные действия на основе такого сообщения, даже если оно исходит от сто раз проверенного и надёжного информатора. К тому же Зорге уже указывал ранее сроки нападения, которые не подтвердились. Однако даже не это суть важно! Дело в том, что Зорге вообще ничего подобного… не сообщал.
16 июня 2001 года центральный печатный орган Минобороны России – газета «Красная Звезда» – опубликовала материал «круглого стола», посвящённого 60-летию начала войны. Среди них – и признание полковника Службы внешней разведки Карпова:
«К сожалению, это фальшивка, появившаяся в хрущевские времена. Такие «дурочки» запускаются просто: кто-то из авторов публикаций о Зорге эти радиограммы для красного словца придумал, а остальные со ссылкой на него подхватили – и пошла писать губерния… Затем добавили психологизма, придумали мстительного Сталина…»
Вот ещё одна знаменитая «дурочка» – якобы с визой Берии:
«В последнее время многие работники поддаются на наглые провокации и сеют панику. Секретных сотрудников «Ястреба», «Кармена», «Алмаза», «Верного», (в природе никакого не существовавших. С. Б.) за систематическую дезинформацию стереть в лагерную пыль как пособников провокаторов, желающих поссорить нас с Германией. Остальных строго предупредить. Л.Берия.
21 июня 1941 года»…
Или вот ещё «цитата» из докладной записки Берии Сталину от того же 21 июня 1941 года:
«Я вновь настаиваю (это вроде как Берия Сталину пишет в подобных категорических выражениях! – С. Б.)
на отзыве и наказании нашего посла в Берлине Деканозова, который по-прежнему бомбардирует меня «дезой» о якобы готовящемся нападении на СССР. Он сообщил, что это «нападение» начнётся завтра. То же радировал и генерал-майор В.И. Тупиков, военный атташе в Берлине. Этот тупой генерал утверждает, что три группы армий вермахта будут наступать на Москву, Ленинград и Киев… Но я и мои люди , Иосиф Виссарионович, твёрдо помним Ваше мудрое предначертание: в 1941 году Гитлер на нас не нападёт!»…
Эти строки гуляют по печатным страницам уже много лет, и некоторые, считающие себя «продвинутыми» историки, вам отбарабанят: «Да, так оно и было! Войну проморгала разведка НКВД из-за установок наркома внутренних дел Берии».
Но это ведь безграмотная чепуха! С 3 февраля 1941 года НКВД был разделён на два наркомата – НКВД под руководством Берии и НКГБ под руководством Меркулова. Поэтому с 3 февраля 1941 года у НКВД, то есть у Берии, не было внешней разведки!
А многие ли об этом знают? Между прочим, разделение наркоматов жизнь Берии не очень облегчило, потому что того же 3 февраля 1941 года он, сохранив пост наркома внутренних дел, был назначен замом председателя Совета народных комиссаров СССР.

КОГО ВЕРХОВНЫЙ ПОСЛАЛ К… МАТЕРИ

Что же до «докладной записки Берии», то она не имеет даже видимости служебного документа. У деловых бумаг той эпохи был свой вполне определённый словарь. Фразы тоже были выстроены определённым образом. И одно употребление жаренного выражения «деза» в якобы документе государственной важности выдаёт подлог. Реальный Берия и близко не стал бы писать так Сталину! К тому же реальный Берия был не настолько туп, чтобы употреблять в докладной Сталину плоский каламбур «тупой генерал Тупиков». В этой примитивно сляпанной «дурочке» берлинскому послу Деканозову приписывается сверхбдительность.

Реально же Деканозов был склонен соглашаться со своим давним коллегой, резидентом разведки НКГБ Амаяком Кабуловым, которому немцы в целях стратегической дезинформации подставили агента-двойника Берлинкса, имевшего в НКГБ кодовое имя «Лицеист». Так что никакими «дезами» насчёт скорого наступления немцев Деканозов «бомбардировать» Москву не мог – он поддавался на дезинформацию агента «Лицеиста», уверявшего в обратном. Сталин разгадал эту дезу.

Цитирую по сборнику документов о Смерше за период с 1939 по 1946 год. (М., МФД, Материк, 2006):
«Т-щу Меркулову: Может, послать ваш «источник» из штаба герм. Авиации к е… ной матери. Это не «источник», а дезинформатор. И. Ст.»…

Эту фразу сейчас тоже нередко приводят как аргумент некой «слепоты» Сталина накануне войны. Но архивные документы, как и визы на них, надо читать внимательно. В спецсообщении Меркулова были приведены два донесения, а Сталин негативно оценил лишь одно! Он разделил информацию и выразил недоверие только информатору из штаба люфтваффе – «Старшине» (Шульце –Бозену), но не информатору из Министерства хозяйства – «Корсиканцу» (Харнаку). И поступить так Сталин имел все основания, потому что последнее – предвоенное, как оказалось, донесение «Старшины» выглядело просто дурацким.

ПРИКАЗ ТИМОШЕНКО

27 декабря 1940 года новый нарком обороны маршал Тимошенко, сменивший маршала Ворошилова, издал приказ №0367, гласивший:
«Приказом НКО 1939г. №0145 требовалась обязательная маскировка всех вновь строящихся оперативных аэродромов. Главное управление ВВС Красной Армии эти мероприятия должно было провести не только на оперативных, но и на всей аэродромной сети ВВС. Однако ни один из округов должного внимания приказу не уделил и его не выполнил…»
Не был выполнен и приказ наркома Ворошилова №0145 от 9.09.39. Основная вина лежит, конечно, на генералинспекторе ВВС, помощнике начальника Генштаба РККА по авиации дважды Герое Советского Союза генерал-лейтенанте авиации Якове Смушкевиче и начальнике Главного управления ВВС, заместителе наркома обороны Герое Советского Союза генерал-лейтенанте авиации Павле Рычагове. Этих двух руководителей довоенных ВВС расстреляли после начала войны. За дело их расстреляли или «безвинно»?..
Так надо ли после такого удивляться, что война началась так, как она началась?

О ЧЕМ ВСПОМИНАЛ МАРШАЛ МЕРЕЦКОВ?

Маршал Советского Союза Мерецков в воспоминаниях сообщил интересную деталь. В последнее предвоенное воскресенье, то есть 15 июня 1941 года, он – тогда заместитель наркома по боевой подготовке – находился в Западном особом военном округе и наблюдал за учением в авиационной части. Вдруг, в разгар учения, на аэродроме сел немецкий самолёт. Далее – прямая цитата по пятому, 1988 года, политиздатовскому изданию книги Мерецкова (стр. 197):
«… Всё происходившее на аэродроме стало полем наблюдения для его (немецкого самолёта, – С. Б.) экипажа.
Не веря своим глазам, я обратился с вопросом к командующему округом Д. Г. Павлову. Тот ответил, что по распоряжению начальника Гражданской авиации СССР на этом аэродроме велено принимать немецкие пассажирские самолёты. Это меня возмутило. Я приказал подготовить телеграмму на имя И.В. Сталина о неправильных действиях гражданского начальства и крепко поругал Павлова за то, что он о подобных распоряжениях не информировал наркома обороны. Затем я обратился к начальнику авиации округа Герою Советского Союза И. И. Копцу.
– Что же это у вас творится? Если начнётся война и авиация округа не сумеет выйти из-под удара противника, что тогда будете делать?
Копец совершенно спокойно ответил: – Тогда буду стреляться!»…
Через неделю 32-летний Копец застрелился. Его начальник Павлов был позднее расстрелян. За дело или нет?..

ЗОНДАЖ

Благодаря многим источникам информации Сталин уже в начале июня точно знал, что война начнётся очень скоро. И «сообщил» ему об этом сам… Гитлер! Интереснейший, не имеющий примеров в военной истории случай: глава одного государства – Сталин – сумел накануне войны добиться «момента истины» от главы изготовившегося к войне главы другого государства – от Гитлера!
Документы позволяют восстановить ход событий тех дней.
Сталин получает сообщения о близящейся войне от нелегалов и легальных закордонных резидентов Меркулова из НКГБ, от нелегалов генерала Голикова из ГРУ Генштаба, от военных атташе и по дипломатическим каналам. Но всё это может быть стратегической провокацией Запада, видящего в столкновении СССР и Германии собственное спасение. Однако есть созданная Берией разведка погранвойск, и вот её-то информации верить не только можно, но и нужно. Это интегральная информация от такой разветвлённой периферийной разведывательной сети, что она может быть лишь достоверной. И эта информация доказывает близость войны. Но как проверить всё окончательно?
Идеальный вариант – спросить самого Гитлера о его подлинных намерениях. Не окружение фюрера, а его самого, потому что фюрер не раз неожиданно даже для окружения менял сроки реализации собственных приказов! Сроки наступления на Западном фронте в 1940 году изменялись Гитлером более 20 раз! И Сталин 18 июня 1941 года обращается к Гитлеру по поводу срочного направления в Берлин Молотова для взаимных консультаций. Это не гипотеза, а факт, отмеченный в дневнике начальника Генштаба сухопутных войск рейха Франца Гальдера. Нормальный для любого серьёзного источника войны источник был издан Военным издательством Министерства обороны СССР в 1968 – 1971 годах. На странице 579 2-го тома среди других записей 20 июля 1941 года находим:
«Молотов хотел 18.июня говорить с фюрером».
Одна фраза… Хотел, но почему-то не поговорил! Не захотел.
И эта фраза, достоверно фиксирующая факт предложения Сталина Гитлеру о срочном визите Молотова в Берлин, полностью переворачивает всю картину последующих предвоенных дней!

ПОЛНОСТЬЮ!

Однако зряшный труд – искать этот факт в любой официальной истории войны. Ведь этот факт рушит всю устоявшуюся – как в СССР, так и на Западе – схему! Ведь реально всё было иначе!
Сталин предложил – возможно, ещё 17 июня 1941 года… Гитлер отказал ему не позднее 18 июня. Пойти на встречу с заместителем Сталина фюрер не мог никак.
Даже если бы Гитлер начал тянуть с ответом, это было бы для Сталина доказательством близкой войны. Но Гитлер вообще отказал. Сразу!
И Сталин понял: это война.
Поняв, что Гитлер решился-таки на войну с Россией, Сталин немедленно (не поздее вечера 18 июня) начал отдавать соответствующие распоряжения руководству Наркомата обороны. Руководство НКВД, то есть Берия с его пограничниками, предупреждать не было нужды – они сами предупредили Сталина. Вовремя!

«РУССКИЕ УЗНАЛИ!»

Советская разведка буквально за день до войны «выудила» ещё одну сенсационную информацию. Это подтверждается в записке Сталина Молотову и Берии, направленной наркомом ГБ Меркуловым 21 июня 1941 года, с текстом беседы двух московских иностранных дипломатов, состоявшейся 20 июня . Часть текста привожу ниже:
« – Когда приехал ваш генерал – лейтенант?…
– Вчера. Он видел Тимошенко и и Жукова. ( …)
– Вы с ним были?
– Я с ним был. (…)
– Но он ничего не спрашивал? Тимошенко знал, что он от вашего генерала подходящего ответа не получит… А здесь все беспокоятся – война, война.
– Да, да. Руссие узнали…»
Да, русские узнали!
И узнали заблаговременно потому, что усилия множества крупных и мелких разведчиков в последние месяцы, увенчал личный зондаж Сталина! Это был класс разведки на высшем уровне!

ПРОПАВШАЯ ДИРЕКТИВА

Итак, за три дня до войны Сталин с помощью Молотова завершил зондаж намерений Гитлера и понял, что война на носу. И отдал приказ армейскому руководству о повышении боевой готовности. События по ту сторону границы нарастали, и 21 июня 1941 года Сталин, судя по всему, санкционировал вторую директиву в
уверенности, что первая выполнена. Первая же директива о готовности к нападению была дана Сталиным, надо полагать, сразу после полёта полковника Захарова с тревожными пакетами на границу и «прокола» Гитлера, не принявшего Молотова за 4 дня до войны. Похоже, что сама директива была уничтожена – скорее всего, в хрущёвские времена . Но ряд деталей последних 3 дней предвоенной недели убедительно доказали её наличие. Так, адмирал Кузнецов в своих мемуарах «Накануне» пишет:
«… Сообщение ТАСС от 14 июня звучит особенно нелогично теперь, когда мы знаем, как отреагировал на него Гитлер. 17 июня, то есть, буквально, через три дня, он отдал приказ начать осуществление плана «Барбаросса» на рассвете 22 июня . Просматривая сводки с флотов, можно убедиться в повышенной активности немцев на море именно с этого рокового часа – 17 июня…»
Однако всё как раз логично! Если сообщение ТАСС от 14 июня 1941 года было зондажным ( а оно таковым и было), а затем была проведена вторая фаза сталинского зондажа с предложением о срочном визите в Берлин Молотова, то Гитлер после своего отказа поговорить с посланцем Сталина должен был немедленно санкционировать начало «Барбароссы». Он ведь тоже был не дурак . Войска Рейха изготовлены и ждут, а тут Сталин ставит фюрера в ситуацию «момента истины». И фюрер, наверняка, понял: после его отказа встретиться с Молотовым Сталин должен будет принять срочные меры в приграничных военных округах. А это значит, что фактор внезапности нападения под угрозой.
И Гитлер отдал окончательный приказ.
Нет, Сталин войну не «проморгал» и разведывательный «Календарь сообщений «Старшины» и Корсиканца», подготовленный разведкой НКГБ к 20 июня, остался невостребованным не потому, что Сталин не доверял этим сообщениям, а потому, что после 18 июня 1941 года в дополнительном информировании у Сталина уже не было нужды – невольным «информатором» Сталина оказался сам фюрер.

Сергей БРЕЗКУН

© 2017 SphäreZ – Russischsprachige Zeitschrift in Deutschland

Impressum