Свободный язык – свободное слово!

В словаре Гете – 600 тысяч слов.
Ты не Гете – запомни тысячу!
Свободно говорить – в свободной стране.
Слово - не воробей, схватывай налету!
Владеешь языком – владеешь собой.
Язык без срока годности.
Запасайся словами.
Язык твой - друг твой.
Имей сто друзей!
Язык - душа страны.
Загляни в нее.
Читай Шиллера, как Пушкина.
В подлиннике.
Хочешь жить в Германии, старайся знать язык!
Живешь в стране – говори на ее языке.

• ГОРОД БУДУЩЕГО

Г ермано – Российский форум, Фонд им. Бертельсманна и Министерство иностранных дел Германии провели заключительную конференцию на тему – Современный город: задача для государства и граждан.

В диалоге приняли участие видные учёные, политики, функционеры, в том числе мэры Новосибирска, Перми, Сочи, других городов России, Германии, Польши, обер-бургомистр Кёльна, вице – бургомистр Познани…
С докладами выступили член Бундестага, координатор германо- российского сотрудничества МИДа Германии Андреас Шокенхофф, уполномоченный Ассоциации германских городов по градостроительству, жилищному фонду и транспорту Фолькерт Кипе, директор Института продвижения инноваций Общественной палаты РФ Владимир Глазычев.
После приветствий статс – секретаря МИДа Германии Эмили Хабер и Посла России Владимира Гринина.
Конференцию открыл председатель правления Германо- Российского форума Эрнст-Йорг фон Штудниц, которому Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов вручил орден Дружбы.

Слово доктору юридических наук, профессору Михаилу Федотову.

Готовясь к конференции «Современный город: задача для государства и граждан», я задался вопросом о том, чем современный город отличается от города моего детства – с его постоянными очередями за продуктами, с разбитыми дорогами и некрашеными фасадами домов, с хмурыми и тусклыми лицами людей. Сегодня в моем городе уже нет очередей за продуктами. Скорее наоборот, продукты выстроились в очередь за нашими кошельками. Очереди еще можно встретить в супермаркетах, но только в час пик, когда наплыв покупателей значительно превосходит пропускную способность продавцов.
Лучше стали и улицы моего города. Их чаще – может быть, даже чаще, чем следовало бы – ремонтируют и иногда даже моют с шампунем, о чем раньше слыхали только как о заморской диковинке. Кстати, мне всегда было интересно, что будет с волосами, если их помыть таким шампунем. Знающие люди утверждают, что волосы после такой обработки будут блестеть, как асфальт после дождя, и при этом обретут такую жесткость, что ими можно будет колоть автомобильные шины. Во всяком случае, шампунь (а может быть ополаскиватель или лосьон?), которым поливают столичные улицы зимой во избежание гололеда, изъел уже не одну пару моих ботинок.
А фасады домов? Их теперь красят гораздо чаще, если у дома есть заботливый хозяин. Или не красят вообще, если хозяина пока нет. По этому нехитрому признаку легко догадаться о правовом статусе любого строения. Вот почему наши городские власти до сих пор не установили штраф за некрашеные фасады: не с кого взыскивать. Но ведь за каждым окном живут люди и уж тут-то, кажется, ничто не мешает штрафовать за немытые окна. Или, наоборот, премировать за чистые окна. Но нет, пока за это и не наказывают, и не премируют. И дома смотрят на нас этими серыми, закопченными прямоугольниками, как бездомные нищенки, подставляющие в укор окружающим свои незрячие глаза.
В России издавна было принято – суровый климат и прадедовские технологии диктуют свои традиции – мыть окна дважды в год: один раз – поздней осенью, перед тем, как их обложить рулонами ваты и крепко-накрепко заклеить бумажными лентами, а второй раз – в середине весны, когда слежавшаяся вата выбрасывалась на помойку вместе с километрами оборванных бумажных лент. И хотя уже во многих домах старые рассохшиеся рамы давно сменили на герметичные стеклопакеты, привычка мыть регулярно окна так и не появилась. Разумеется, это не относится к магазинам, ресторанам и прочим заведениям, которых рыночная конкуренция вынудила озаботиться своим внешним видом. У них окна всегда блестят так, будто их вымыли десять минут назад.
Значит ли это, что рыночная экономика делает город живым? Нет, но она дает горожанам возможность вдохнуть жизнь в свой город. Важно только не перепутать рыночную экономику и рыночное общество. Если принцип «всё на продажу» возобладает в тех сферах, где его присутствие не органично и, более того, противоестественно – в культуре, в духовной жизни, в семейных отношениях и т.д., – то это будет означать неминуемый упадок цивилизации. В сфере муниципальной политики – тоже. Хотя знаю, что в этом вопросе со мной согласятся далеко не все. Вот что такое для меня современный живой город.
Конечно, Москва – уникальный российский город, живущий совершенно иначе, чем другие регионы страны. Но я посетил недавно, например, уральский город Пермь, где ежегодно проходит международный экономический форум, акцентирующий особое внимание на культурной индустрии. Конечно, это не суперсовременный немецкий Вольфсбург, но по российским меркам Пермь – продукт реальной модернизации, которая, в свою очередь, стала возможна за счет высокого уровня гражданской активности и современного стиля управления регионом. Таким образом, я вижу, как развитие рыночных отношений, гражданская активность населения и модернизационная политика властей формируют облик современного живого города.
Будущее современного российского города я связываю, прежде всего, с развитием демократии прямого гражданского участия на муниципальном (и не только!) уровне. Никто не сможет лучше позаботиться о решении своих общих проблем, чем сами жители, а новые информационно-коммуникационные технологии дают им совершенно фантастические возможности для реального участия в управлении делами города, микрорайона и т.д. Можно утверждать, что именно в этой сфере наиболее яркое подтверждение получает известный тезис Альберта Эйнштейна: «Воображение важнее знания. Знание ограничено. Воображение охватывает весь мир. Когда понимаешь, насколько далеко человечество продвинулось с пещерных времен, сила воображения ощущается в полном масштабе. То, что мы имеем сейчас, достигнуто с помощью воображения наших прадедов. То, что у нас будет в будущем, будет построено с помощью нашего воображения».
Более того, городское информационное пространство не просто вырастает из ставшего уже традиционным постиндустриального города, а постепенно поглощает его, вместе со сложившейся за последние века системой городского управления или самоуправления. Современный человек всё больше услуг получает через компьютерные сети, всё больше потребностей удовлетворяет он здесь, всё больше времени проводит во «всемирной паутине». Одновременно он обрастает новыми контактами, особенно, если он интегрирован в ту или иную социальную сеть или иным образом участвует не только в потреблении, но и в производстве информации. Тем самым он участвует в процессе уплотнения социальных связей, накопления социального капитала, столь необходимого для развития современного города как единого организма. Хочу заметить, что общество, для которого характерна обобщенная взаимность, более эффективно, чем общество всеобщего разобщения, точно так же, как деньги эффективнее бартера. Взаимная информационная открытость рождает доверие, которое «смазывает» социальную жизнь. Более того, появление так называемых «облачных технологий» открывает путь для формирования новых практик городского самоуправления, которые могли бы поддерживать те традиционные демократические институты, которые сложились еще в 18-19 веках. На мой взгляд, именно «облачная демократия» позволит открыть новые горизонты в управлении современными городами.

© 2017 SphäreZ – Russischsprachige Zeitschrift in Deutschland

Impressum