Свободный язык – свободное слово!

В словаре Гете – 600 тысяч слов.
Ты не Гете – запомни тысячу!
Свободно говорить – в свободной стране.
Слово - не воробей, схватывай налету!
Владеешь языком – владеешь собой.
Язык без срока годности.
Запасайся словами.
Язык твой - друг твой.
Имей сто друзей!
Язык - душа страны.
Загляни в нее.
Читай Шиллера, как Пушкина.
В подлиннике.
Хочешь жить в Германии, старайся знать язык!
Живешь в стране – говори на ее языке.

• КРАСАВИЦА И ЧУДОВИЩЕ

В этой женщине они соединились воедино

Она не знала своего отца. Её мать – Августа Берендт уверяла дочь, что забеременела ею от инженера Оскара Ритшеля, когда служила горничной в его доме. Тогда ей было двадцать лет, и не сомневалась, что инженер обязательно женится на ней, если увидит, какую малышку она ему дарит. Оскар Ритшель действительно женился, но сразу же об этом горько пожалел. Он почему-то пугался немигающего взгляда новорожденной. Инженер отказался признать девочку своей дочерью и вскоре развёлся с Августой. Позже он говорил, что Августа произвела на свет дьяволицу.
Полное имя, данное дьяволице при рождении, – Йоханна Мария Магдалена Берендт. Она родилась в Берлине 11 ноября 1901 года. Когда ей исполнилось шесть лет, мать вновь вышла замуж. На сей раз её законным супругом оказался владелец кожевенной фабрики Рихард Фридлендер, еврей по национальности. Он удочерил Магду и относился к ней, как к родной дочери. Отчим уделял ей много внимания, не жалел средств на занятия музыкой и иностранными языками. Магда искренне привязалась к отчиму, и когда 10 лет спустя, мать решила с ним расстаться, приняла фамилию Фридлендер.
В берлинской гимназии у фройляйн Фридлендер произошла встреча, которая могла изменить её жизнь, и она никогда бы не стала женой нацистского бонзы. Гимназистке Магде было 13 лет, когда она по уши влюбилась в гимназиста Виктора Арлозорова, ответившего ей с тем же пылом. В 1903 году в возрасте четырёх лет Виктор с родителями, опасавшимися еврейских погромов, покинул Россию. И для Виктора, и для Магды охватившее их чувство было первой любовью с восторгами и бурными объяснениями, с надеждами и планами на будущее.
Арлозоров, мечтавший о создании еврейского государства в Палестине, очень хотел, чтобы и Магда разделила его идеи. Виктор подарил ей кулон в виде звезды Давида, который она хранила многие годы. Магда Фридлендер и Виктор Арлозоров верили, что никогда не расстанутся, но будущей первой даме Третьего рейха, кроме любви, хотелось ещё богатства и славы. А в те годы её возлюбленный был лишь студентом университета… Правда, подававший большие надежды. Однако ждать Магде не хотелось.

Окончив гимназию, Магда продолжала образование в престижном пансионе, находившемся в живописной горной местности на востоке Германии. Учиться ей было скучновато. И однажды…
Она возвращалась поездом из пансиона домой, когда в её купе вошел импозантный мужчина средних лет. Он не мог не обратить внимание на красивую блондинку с проницательным взглядом, которая без особых церемоний приняла его ухаживания. Да и о каких церемониях могла идти речь, если Магда узнала в вошедшем пассажире Гюнтера Квандта, одного из богатейших людей тогдашней Германии. Он сколотил своё состояние на поставках мундиров войскам кайзера в Первую мировую войну. За несколько месяцев до встречи с Магдой богач Фридлендер овдовел и подумывал о новом браке.
Свадьбу сыграли в январе 1921 года. Скоро в семье Квандтов родился сын, которого назвали Харальдом. Тяготиться браком фрау Квандт стала сразу же после замужества. Богач Квандт на поверку оказался скрягой и домоседом. Единственным светлым пятном в своём первом замужестве будущая первая дама Третьего рейха считала путешествие с супругом по Латинской Америке и поездку в США. За океаном она успела вскружить голову Герберту Гуверу, племяннику президента США, который предложил Магде немедленно развестись и выйти за него замуж.
Но фрау Квандт не пожелала становиться миссис Гувер. Племянник президента показался ей таким же скупердяем и занудой, как её муж.
Она решила возобновить отношения с Арлозоровым, который к тому времени, блестяще закончив факультет права и экономики Берлинского университета и получив докторскую степень, активно занялся созданием сионистских организаций в европейских странах. Теперь он постоянно жил в Тель-Авиве и звали его уже еврейским именем Хаим, а иногда, припоминая и старое имя, – Виктор – Хаим. Арлозоров нередко наезжал в европейские столицы. Одна из активнейших сионистских деятельниц, долгие годы занимавшая пост премьер-министра страны, знаменитая Голда Меир в своих воспоминаниях называла Арлозорова «восходящей звездой еврейской политики 20-х – начала 30-х годов ХХ века».
Магде трудно было забыть широкую натуру  B. Арлозорова, который для неё всегда оставался просто Виктором. Она принимала его трепетное отношение к ней и стремление исполнить любые её капризы. Ещё будучи фрау Квандт, она раздобыла его адрес в Палестине и написала письмо. Ответ пришел незамедлительно. Начавшуюся было переписку прервал Квандт, имевший привычку вскрывать все письма, приходившие на имя жены. Разгневанный муж, ощутив себя обманутым, уже готов был подать на развод, но ответный ход сделала Магда. Проявив дьявольскую хитрость, она выкрала многочисленные письма любовниц Квандта и, представив их на судебном процессе, легко довольно выиграла дело. За ней осталась не только роскошная квартира в Берлине и крупная сумма в банке, а и право пользоваться огромным имением бывшего мужа. Квандт понял, что и в самом деле противостоит дьяволице. Решив убраться от греха подальше, он передал бывшей жене право распоряжаться значительными средствами.
Магда решила не торопиться с переездом в Палестину. Об этом она и написала Арлозорову, которого для конспирации именовала в письмах «Студент Ганс». Оценивая ситуацию, складывающуюся в Германии на рубеже 20 – 30-х годов прошлого века, Магда решает, что именно на её родине, в Германии открываются замечательные перспективы.

В начале 1930 года принц Август Вильгельм, сын свергнутого кайзера Вильгельма I I, привёл Магду Квандт в Берлинский дворец спорта на митинг национал-социалистов. Магда ещё только входила во дворец, а по окрестностям уже разносился голос партайгеноссе  Йозефа Геббельса, вещавшего об опасности еврейского засилья, о варварах славянах, о плутократах американцах, о кознях французов и англичан, «только и мечтавших ещё больше унизить Германию и немецкий народ».
Нельзя сказать, что риторика нацистского златоуста мгновенно покорила Магду Квант. Но она видела, с каким одобрением и энтузиазмом толпа воспринимала разглагольствования Геббельса, занимавшего в то время пост столичного главаря, городского партийного бонзы нацистов. Она решила во что бы то ни стало познакомиться с Геббельсом.
Тем не менее первая встреча её очень разочаровала. При ближайшем рассмотрении доктор филологии Геббельс оказался хромоногим уродцем небольшого роста с огромной головой, узкой грудью и немигающими глазами. Он не шел ни в какое сравнение с красавцем Арлозоровым. К тому же, Геббельс сразу принял позу самца, с которым готова переспать любая женщина. Магда знала о многочисленных любовницах берлинского нацистского бонзы, но тем не менее сама скоро попала в гипнотическую зависимость от него и призналась матери, что от слов Геббельса её бросает то в жар, то в холод. «Дьяволица нашла своего дьявола», – позже скажут о ней злые языки.
Что же касается «черного златоуста», то Магда его очаровала. После знакомства с ней он сказал своему секретарю только одну фразу: «Потрясающая женщина!». Геббельс взял Магду к себе на работу. Вначале она трудилась в информационном отделе берлинского горкома партии, затем занялась личным архивом шефа.
15 февраля 1931 года Геббельс решает познакомить Магду с Гитлером. Её первая встреча с этим человеком состоялась в октябре 1931года. Она сразу понравилась нацистскому лидеру. Он назвал её «образцом немецкой женщины, арийская кровь которой высвечивает не только душу, но и тело».

Неожиданно для Магды Гитлер пожелал встретиться с ней снова. Встречи с Гитлером её будоражили. Она призналась об этом Геббельсу и была удивлена его реакцией – никаких признаков ревности он не проявил. Скорее наоборот, чтобы усилить впечатление от встречи с Гитлером, он дал Магде прочитать свою речь, с которой выступил в городе Цвикау ещё в 1926 году. Эта речь была озаглавлена весьма примечательно – «Ленин и Гитлер?». Магде запомнилась такая мысль будущего мужа: «Политики, люди которые делают историю, не проявляются случайно. Человек и время связаны сложным образом. Время определяет человека, а человек придаёт времени его полное значение и важность».
Геббельс убедил Магду, что идеи гитлеризма восторжествуют в Германии. Магда надеялась, что Гитлер сделает её своей женой. Дьяволица мечтала стать спутницей жизни дьявола, равного которому не было в истории. И действительно, он сказал своему советнику по экономики Отто Вагенеру: «Эта женщина могла бы играть огромную роль в моей жизни».
В другой раз, расчувствовавшись, нацистский вождь признался в любви к ней, но с пафосом заявил, что его невеста – Германия, и он обязан служить немецкому народу. Магда не поняла, почему служение немецкому народу невозможно, находясь в браке с ней, но чётко уяснила, что если Гитлер не намерен заводить семью, то союз с Геббельсом после прихода к власти нацистов сделает её первой дамой государства. И когда Геббельс, прозванный за своё физическое уродство «сморщенным германцем», предложил ей руку и сердце, она не отказала. Свадьбу решили сыграть в декабре.
Магда знала, что Геббельс получил степень доктора филологии в 25 лет за исследование по истории немецкой драмы. Она читала его стихи и прозу. Но ей стало не по себе, когда в минуту откровения он признался, что любимым его профессором в Гейдельбергском университете был доктор Фридрих Гундольф, еврей по национальности. Магда поняла, что её жених не безгрешен и отъявленным антисемитом стал далеко не сразу.
Она даже однажды осмелилась поинтересоваться у будущего мужа судьбой профессора. Геббельс посмотрел на неё немигающим взглядом и, приняв менторский тон, сообщил, что доктора Гундольфа выбросили с шестого этажи его квартиры молодчики- штурмовики Грегора Штрассера. А об этой услуге с просьбой к Штрассеру обратился лично он, Йозеф Геббельс..

Любовь любовью, а о своей будущей жене гауляйтер, то есть хозяин Берлина, собрал подробную информацию. Когда ему доложили об отношениях Магды Квандт и Хаима -Виктора Арлозорова, он усмехнулся. Доктор Геббельс не скрыл от Магды, что знает о её связи со «студентом Гансом» и что он – доктор Арлозоров, видный сионистский деятель. Ошарашенная Магда не успела сказать и слова, когда Геббельс решил её пощадить и неожиданно сам стал виниться . Он счёл полезным рассказать невесте об одном из грешков своей молодости. Оказалось, в те годы нацист Геббельс был влюблён в еврейскую девушку Анку Штальхерм . Ему долго пришлось бороться со своим чувством, но опять-таки на помощь пришел старина Штрассер…
Магда всё поняла. Её могущественный покровитель и будущий муж сделал очень прозрачный намёк. Он желал избавиться от Арлозорова навсегда. Магда совсем не хотела, чтобы другие решали её личные проблемы. Тем более такого деликатного свойства – одновременно любовного и расового. Будущая фрау Геббельс принялась за дело сама. Перво-наперво написала письмо по известному  ей тель – авивскому адресу и пригласила «студента Ганса» в Берлин. Не подозревая о подвохе, доктор Арлозоров примчался в Берлин – и угодил в ловушку…
Последняя встреча пока ещё Магды Квандт и Хаима -Виктора Арлозорова состоялась 12 августа 1931 года. Специально для этой встречи Магда сняла квартиру на одной из тихих берлинских улочек . Она решила покончить с прошлым одним махом. Когда Арлозоров вошел в квартиру, то сразу увидел наведённый на него пистолет. Не произнеся ни слова, Магда выстрелила. Арлозоров успел отпрянуть к стене. Невеста Геббельса выстрелила ещё раз и промахнулась снова. Третий выстрел сделать не удалось. Арлозоров, придя в себя, выбил оружие из её рук. Затем поднял пистолет и положил в карман. Магда стояла как вкопанная и смотрела на бывшего возлюбленного таким же немигающим взглядом, каким ещё совсем недавно смотрел на неё доктор Геббельс…
Магда была уверена, что Арлозорову уйти не удастся. Она предупредила гауляйтера Берлина о часе и месте своей встречи со «студентом Гансом». И агенты Геббельса действительно поджидали Арлозорова у подъезда. Но, услышав выстрелы, они расслабились, решив, что со «студентом Гансом» покончено. Арлозоров же, только теперь понял, в какую передрягу угодил. Покинув квартиру, в которую его заманила бывшая возлюбленная, он, опасаясь засады, не спустился по лестнице, а поднялся на самый верх. Через чердак удалось перейти в другой подъезд и только там он спустился вниз и вышел на улицу.
Предусмотрительность не была излишней. Он был замечен, когда уже покидал небольшой дворик, примыкавший к дому куда его заманили. Люди Геббельса побежали за ним. Чтобы выбраться из передряги, Арлозорову пришлось отстреливаться из пистолета, который он отнял у Магды. Повезло и через несколько дней он перешел германскую границу…

Вскоре, 19 декабря 1931 года Магда и «сморщенный германец» поженились. Шафером на свадьбе был Гитлер. Магда всегда утверждала, что фюрер – её вечная любовь. Говорила: «Я люблю своего мужа, но моя любовь к Гитлеру сильнее, я для него готова жизнью пожертвовать. Только поняв, что он не может связать свою жизнь с женщиной, я дала согласие на брак с доктором Геббельсом, и так я могу быть ближе к фюреру».
Герберт Деринг, управляющий домом Гитлера в Бергхофе, часто видел Магду Геббельс в гостях у Гитлера. В своих воспоминаниях он утверждал, что «фрау Геббельс с удовольствием поменяла бы своего мужа на Гитлера, и такую надежду она никогда не теряла».
Однако свадебное торжество Магды и «черного златоуста» едва не испортил 11-летний Харальд Квандт, сын невесты от первого брака. Он неожиданно разрыдался, когда Гитлер погладил его по голове. А Геббельс, желая сделать Магде приятное, сообщил, что скоро она о «студенте Гансе» услышит в последний раз. Вероятно он полагал, что новоявленной фрау Геббельс делает свадебный подарок.
Шел 1933-й год. Немцам стало известно, что Арлозоров возвращается из Европы домой 14 июня. В шесть утра того дня его жена Сима (с которой, к слову, он познакомился в Германии) встретила его на железнодорожной станции в городе Реховот, недалеко от Тель-Авива. Радость встречи после долгой разлуки притупила бдительность супругов. Они не заметили, как на той же станции Реховот вслед за Симой в вагон вошли трое мужчин и расположились в соседнем купе.
С той минуты Хаим – Виктор был обречен. Для отвода глаз прибывшая из Германии опергруппа убийц была снабжена фальшивыми документами. Согласно им, на территории подмандатной Палестины, где после первой мировой войны властвовали англичане, прибыли историки и археологи, разыскивающие могилу тамплиеров – монахов рыцарского ордена.
Сменяя друг друга, гестаповские агенты два дня следили за супругами Арлозоровыми. Удобный случай для покушения представился вечером 16 июня, когда Хаим-Виктор и Сима прогуливались по малолюдной в тот час Тель – авивской набережной. Супруги, взявшись за руки, брели в сторону Яффы, населённой арабами, и не могли себе представить, что через несколько минут одному из них суждено будет уйти из жизни навсегда.

Тель – авивская набережная плавно перешла в пустынный пляж, Арлозоровы продолжали прогулку. Позже Сима расскажет в полицейском участке Тель-Авива, что когда их обогнали двое мужчин, они повернули назад. Обернувшись через секунду, они заметили, что эти же мужчины следуют за ними. Незнакомцы снова их обогнали, затем неожиданно остановились, повернулись спинами по отношению к шедшей на сближение с ними четой Арлозоровых. Вдруг один из мужчин резко обернулся, и Сима увидела в его руке револьвер. Она инстинктивно схватила мужа за руку, но тот уже начал оседать на землю. Две пули попали Хаиму -Виктору в живот. Убийцам удалось скрыться…

Несмотря на то, что Хаим – Виктор Арлозоров был убит, доктор Геббельс ошибся. «Студент Ганс» не ушел навсегда из памяти его жены. Магда не могла забыть любовь, которую она же и предала. До последних дней жизни первая дама Третьего рейха слышала голос еврея, которого вместе с мужем они ненавидели. Магда с ужасом рассказывала Геббельсу, что во снах к ней часто является Арлозоров. Он всегда что-то ей отвечал. Она явственно различала его интонацию, но слова разбирала редко. Однажды «студент Ганс» подошел к ней во сне очень близко, но потом исчез, и вместо него она увидела своего отчима Рихарда Фридлендера…
Приходу во сне отчима она не удивилась. Накануне не пустила его на порог своего дома, и это случилось уже наяву. Рихард Фридлендер явился к ней потому, что его семья умирала от голода. Шел 1938 год. Бывший фабрикант и бывший офицер германской армии, дважды раненный в Первую мировую войну, был разорён. Некоторое время он работал помощником официанта в кафе при Берлинском зоопарке, но после погромов, которые произошли в ночь с 9 на 10 ноября 1938 года, позже названной «Хрустальной ночью», евреев повсеместно увольняли. Наивный Фридлендер пытался разжалобить любимую падчерицу.
Вскоре он горько пожалел, что напомнил о себе. Чувство жалости дьяволице не было знакомо. Её мужу, всесильному гауляйтеру Берлина, не стоило усилий отыскать Фридлендера и отправить его прямиком в газовую камеру концлагеря Бухенвальд.
… Магда удивлялась, что в снах Арлозоров не корил её за коварство и предательство. Он просто надеялся встретиться с ней взглядом. Но она всегда глаза отводила. В попытке разгадать сны, в которых она видела свою первую любовь, Магда обратилась к известной в Берлине составительнице сонников. Женщина, узнав суть дела, побледнела, а потом расплакалась. Магда потребовала объяснений. Но женщина дрожала от страха. Она знала, что перед ней первая дама Третьего рейха, и тем не менее долго не могла взять себя в руки. Наконец, несколько успокоившись, глядя не на Магду, а в пол, начала говорить: «Господин, который снится фрау Геббельс, считает, что она предаёт тех, кто её любит».
Женщина надолго замолчала, затем усилием воли оторвав взгляд от пола, прорицательница выдохнула лишь одно слово: «Дети!».
«Что дети?» – резко спросила Магда, но составительница сонников снова уставилась в пол и молчала.
Фрау Геббельс возненавидела её. Чтобы опровергнуть разгадку, попросила мужа отправить далеко зашедшую разгадчицу в концлагерь. За день до своей смерти Магда вспомнила и эту несчастную женщину….

В ночь с 30 апреля на 1 мая 1945 года супруги Геббельс не сомкнули глаз. Они уже несколько дней обитали в гитлеровском бункере под рейхстагом.
24 апреля доктор Геббельс поставил свою подпись под политическим завещанием Гитлера. Геббельс отказался выполнить последний приказ фюрера – покинуть бункер и возглавить новое правительство Германии.
Гитлер и его новоиспеченная жена Ева Браун покончили с собой в последний день апреля. Супруги Геббельс решили последовать за инми. Но Магда не пожелала уходить из жизни без своих шестерых детей.
Поначалу Геббельс пытался возражать. Его поддерживали все женщины, остававшиеся в бункере. Секретарь Гитлера, медсёстры, горничная Евы Браун и служанка, на коленях умоляли Магду не убивать детей. Обещали их увезти, спрятать, поменять имена и фамилии. Знаменитая лётчица, любимица Гитлера Ханна  Райч клялась, что сумеет прорваться на север Германии и спасти детей Геббельсов. Но дьяволица осталась непреклонной.
Перед сном Магда дала детям яд и для перестраховки попросила врача сделать спящим смертельные уколы.
Затем она принялась писать прощальное письмо старшему сыну от первого брака Харальду Квандту. Первая дама Третьего рейха заклинала его сохранять верность нацистской идее. Ей не было известно, что майор Харальд Квант уже давно находится в английском плену в Северной Африке.
… Дочь Харальда Квандта Колин прошла ортодоксальный гиюр и стала правоверной еврейкой. Тридцать лет назад она вышла замуж за еврея, живёт с ним в Гамбурге. Их сын переехал в Израиль. Отслужив в Израильской армии и окончив военное училище, он стал кадровым военным, защитником еврейского государства. Как его зовут? Конечно же, Хаим. Ведь «хаим» в переводе с иврита означает «жизнь». И в противостоянии со смертельной заразой нацизма победу одержала именно жизнь.

Захар ГЕЛЬМАН

© 2017 SphäreZ – Russischsprachige Zeitschrift in Deutschland

Impressum