Свободный язык – свободное слово!

В словаре Гете – 600 тысяч слов.
Ты не Гете – запомни тысячу!
Свободно говорить – в свободной стране.
Слово - не воробей, схватывай налету!
Владеешь языком – владеешь собой.
Язык без срока годности.
Запасайся словами.
Язык твой - друг твой.
Имей сто друзей!
Язык - душа страны.
Загляни в нее.
Читай Шиллера, как Пушкина.
В подлиннике.
Хочешь жить в Германии, старайся знать язык!
Живешь в стране – говори на ее языке.

• ИНТЕГРАЦИЯ ПО – ИТАЛЬЯНСКИ

Украинские крестьяне на нудистском пляже.
Кемпинг в Калабрии

Самый край подошвы итальянского «сапога». На высоком плато в тени эвкалиптов и мимоз стоят трейлеры, жилые вагончики. Разных размеров и цветов палатки. Внизу под крутым склоном, поросшим гигантскими агавами, – бухты с густорыжим песком и неестественно прозрачной водой Ионического моря. Рай.
Райское ощущение усиливается тем, что кемпинг – нудистский. Или, если использовать гораздо более красивое итальянское слово, «натуристский». Это значит, что люди здесь не только купаются и загорают, но вообще живут в «натуральном» виде. Впервые на нудистский пляж мы попали в Испании из чистого любопытства. Смущения, от которого захотелось немедленно зарыться целиком в песок, хватило минут на десять, а ощущение от мокрых тряпок на теле осталось навсегда. Конечно, обязательное ощущение для слияния с природой – это чтобы температура кожи, воздуха и воды приблизительно совпадали. Иначе кайф не тот. Кроме того, оказалось, что голые загорелые люди независимо от возраста и особенностей телосложения, в принципе красивее, чем одетые. А то, что, как правило, скрывают купальные костюмы, почти у всех одинаковые и самостоятельного интереса не представляют. Короче, вопрос о том, где и когда проводить пляжный следующий отпуск больше не обсуждается. Только так.
В июне школьные каникулы в Европе ещё не начались, поэтому население кемпинга состояло из двух основных групп. Большую часть составляли пенсионеры, главным образом немецкие, меньшую – молодые родители с детьми-дошкольниками. Потому атмосфера была очень чинной и церемонной. Никаких ночных гулянок, дискотек, пьянок. Тихий семейный отдых. Пенсионеры приезжали со своими домиками, кухнями, клетками с птицами, цветйами в горшках и жили тут по многу месяцев. В Германии нудизм называют FKK (Freikzperkultur – «культура свободного тела») и имеет столетнюю историю. С нудистами ещё Гитлер боролся. Уди вительно, что и в Италии, католической стране «нудистов» оказалось более, чем достаточно.
Однажды на пляже рядом с нами расположилась компания молодых людей не совсем обычного вида. Лифчиков на дамах не было, но плавки носили все. Заговорили по-русски. Быстро выяснилось, что это работники кемпинга пришли позагорать в обеденный перерыв. Мы обменялись рукопожатиями. Со стороны сцена знакомства выглядела, видимо, довольно забавно, учитывая разницу в туалетах. Оказалось, что целая семья из Восточной Украины уже третий год работает здесь. Летом – в кемпинге, зимой – на полях. Выращивают местный экзотический овощ с ананасовым вкусом и незнакомым названием. Его собирают в декабре. Дети остались с бабушкой в Донбасе. За всё время домой съездили всего один раз. Сложно и дорого. Дома делать нечего. Деревни стоят полупустые. Чтобы начать какое-нибудь дело, построить дом, купить машину, нужны деньги, которые и зарабатываются здесь довольно тяжелым трудом.
Мы общались несколько дней. Новые знакомые давали нам советы, помогали общаться с продавцами в продуктовой лавочке. Девушка убирала туалеты и душевые, кафе, ресторан. Мыла посуду. Ребята возили на маленьком тракторе грузы по кемпингу, что-то чинили. Строили на дикой жаре бар на пляже.
Я никак не мог отделаться от чувства лёгкой неловкости. И не только потому, что они работали, а мы отдыхали. Перед нами был нетипичный для Германии пример успешной интеграции нашах соотечественников на Западе. И весьма достойный.
Они все выучили итальянский язык. Может, он и проще немецкого, но ведь без всяких оплаченных курсов и времени на учёбу! Их не волнует масса моральных проблем, которые мучают наших земляков в Германии. Например, унизительно или нет получать социальную помощь, когда другие получают пенсии? Надо ли бороться за получение гражданства немедленно по приезде или ждать его, как это делают все прочие иммигранты? Достаточно ли тратит государство на то, чтобы помочь им интегрироваться? У людей нет времени и возможности жаловаться в русские газеты на недостаточную заботу об их устройстве. И самих русских газет почти нет.
Наши новые знакомые не считают, что итальянское государство хоть чем-то им обязано. Только надеятся, что вскоре будет принят закон, упорядочивающий их пребывание и работу в Италии. Не переживают из-за воображаемого ущемления национального достоинства. Находятся в дружеских отношениях с коллегами и хозяевами и вовсе не страдают от того, что остальные считают их иностранцами. А кем же ещё их считать? И что в этом плохого?
Их проблемы изначально гораздо серьёзнее наших – и юридические, и бытовые, и финансовые, и семейные. Одна разлука с детьми чего стоит. Будущее неясно. Одни, видимо, собираются рано или поздно привезти детей и навсегда остаться в Италии. Другие, накопив денег, вернутся домой и займутся каким- нибудь делом, Но полагаются, при этом только на себя.
И ещё одно грустное соображение. Чтобы заняться сельским хозяйством, украинским крестьянам пришлось ехать в Италию.

Дмитрий ХМЕЛЬНИЦКИЙ

© 2017 SphäreZ – Russischsprachige Zeitschrift in Deutschland

Impressum