Свободный язык – свободное слово!

В словаре Гете – 600 тысяч слов.
Ты не Гете – запомни тысячу!
Свободно говорить – в свободной стране.
Слово - не воробей, схватывай налету!
Владеешь языком – владеешь собой.
Язык без срока годности.
Запасайся словами.
Язык твой - друг твой.
Имей сто друзей!
Язык - душа страны.
Загляни в нее.
Читай Шиллера, как Пушкина.
В подлиннике.
Хочешь жить в Германии, старайся знать язык!
Живешь в стране – говори на ее языке.

РАР – ЭТО ЯВЛЕНИЕ

Cудьбы семьи российских политэмигрантов в зеркале истории

Думал ли в начале века Александр Федорович Рар- владелец крупного страхового общества «Россия»-, что здание, где размещается его общество, приглянувшееся новой власти, будет экспроприировано, и в нём поселится ВЧК-НКВД-КГБ, а это обречёт его потомков на высылку и скитания по Европе, раздираемой войнами ? Думал ли русский офицер Василий Васильевич Орехов, сражавшийся в двух войнах и ставший адьютантом белого генерала Врангеля, что всю последующую жизнь он будет издавать сначала в Париже, а потом в Брюсселе журнал «Часовой», объединивший белогвардейские круги эмиграции?

С потомком этих двух заметных русских людей – Александром Раром – немецким политологом, директором восточноевропейских программ Германского Совета по внешней политике и ведущим специалистом по России мы беседуем в его офисе  в центре Берлина, рассуждая о германо- российских отношениях, о ситуации в России.

Рассказывая о себе, Александр c улыбкой замечает, что в Германии его считают шпионом КГБ, а в России- шпионом ЦРУ. Как говорит сам Александр  душой и сердцем он остаётся русским, точнее русским европейцем, а в рациональном мышлении – немцем.

Его отец, Глеб Рар, ставший влиятельной фигурой в русской эмиграции, в дни войны прошёл через пять лагерей смерти и был освобождён американскими солдатами в Дахау в 1945-ом.

После войны начал работать в энтээсовском издательстве «Посев», затем на открытой на Тайване русскоязычной радиостанции «Освобождение», где и родился  старщий сын Раров- Александр; потом  Токио- русская редакция японского вещания, снова «Посев», журнал «Грани» во Франкфурте-на- Майне и, наконец, Мюнхен – радио «Свобода». Глеб Рар работал журналистом, а заботы о воспитании  детей лежали на плечах Софьи Васильевны. Она  всю жизнь посвятила семье: вырастила шестерых- четырёх сыновей  и двух дочерей.

-Когда вы ощутили связь с Россией?

- Не помню времени, когда бы я этого не чувствовал, – улыбается Александр Рар, – я вырос  как бы в двух мирах и с детства запомнил слова отца: «любовь к России в моих генах»

-Саша, за что в юности вас прозвали «мистер Биография”?

-Я тогда  заканчивал школу. «Свобода» намеревалась вместе с Немецким институтом восточноевропейской политики выполнить проект, касающийся различных аспектов жизни СССР. Была поставлена задача: спрогнозировать кто придёт на смену Брежневу. Никто из журналистов не хотел за это браться. А мне, мальчишке, которому всё было интересно на «Свободе», показалось, что благодаря этому заданию, побольше узнаю о далёкой родине своих предков. Словом, мне поручили составлять биографии советских вождей.

Юноша добросовестно изучал газеты тех лет, рылся в архивах, расспрашивал разных людей из высшего эшелона России, появляющихся в Мюнхене, иногда даже выступал с этой темой в эфире. Тогда на радиостанции его шутливо и прозвали «мистер Биография». Когда собранные данные заложили в компъютер, на вопрос о том, кто станет преемником Брежнева, компъютер  «ответил» : Андропов! После этого проект, разумеется, закрыли. Казалось нереальным, что главой СССР может стать руководитель тайной полиции. А когда спустя полгода Андропов всё же стал генсеком, проект снова открыли…

Жизнь Александра Рара проходила в Германии: школа, университет. А школой его жизни стала российская эмигрантская среда с её романтикой дессидентства и общением со многими яркими личностями. Но если в юности он гордится причастностью к этому миру, то повзрослев и многое переоценив, он не сможет забыть как в августе 91-го видел радость на лицах иных сотрудников радиостанции «Свобода»: «раз в России опять плохо, значит, у нас будет работа, нас не закроют…». Перевёрнутая логика. Искажение нравственных координат… Но всё это он поймёт потом, а тогда был счастлив, что его, школьника, приняли на «Свободу» на взрослую настоящую работу! Здесь, на радио «Свобода», проявился исследовательский талант будущего политолога.

Ещё в гимназии Александр публиковал статьи на политические темы в журнале «Часовой», редактором которого был его дед Василий Орехов. А позже, когда на «Свободе» снова открылся проект Немецкого института по изучению стран Восточной Европы, юному Рару было поручено заниматься биографиями советских чиновников. Написать биографию было не так просто: каждый материал должен был вместить ответы на 40 с лишним вопросов! Например, биография тогдашнего идеолога партии Суслова, составила сто страниц!

Рар тогда был студентом и чувствовал себя почти богачом: жил в прекрасной квартире в  самом центре Мюнхена, ездил на спортивной машине. Ведь за каждую биографию платили 100 марок. А за пару лет он написал их – более двух тысяч!

- Неужели у нас было столько вождей?

- Конечно: во-первых биографии всех членов ЦК – около 300, кандидатов в члены ЦК, членов ревизионной комиссии… А если подсчитать новых людей и старые биографии, требовавшие актуализации…

Теперь биографии советских руководителей пылятся в моих архивах. Но я благодарен судьбе: те биографии стали моим вхождением в советологию.

Александр закончил факультет восточноевропейской истории и политики Мюнхенского университета. Тема диплома  формулировалась: «Изменения в советской элите от Ленина до Горбачева».  Исследование по объёму подстать целому НИИ…

Ничто в жизни не пропадает даром: исследовательская работа, которую проделал выпускник университета, готовясь к защите диплома, в дальнейшем поможет будущему политологу. Он, как и положено «мистеру Биография», выпустит тогда в Германии биографию Михаила Горбачева.

- Когда политическая журналистика стала вашей профессией?

- Мне кажется, это было всегда, с самого начала… Я – человек не слишком суеверный, но порой думаю: всё, что сделали в жизни  мои предки и родители и всё, что сделал и делаю я – предопределено судьбой.

Благодарен судьбе за то, что она подарила мне встречи с людьми, которые были выше логики. Эти люди, прошедшие такие испытания и такое отчуждение, не менялись. Были преданы до конца. Иные из них выступали на «Свободе», бывали в нашем доме. Назову лишь несколько имён: Андрей Синявский, Владимир Максимов, Виктоа Некрасов, Евгений Островский, Александр Галич, митрополит Филарет… Сильное впечатление на меня произвела встреча с Солженицыным в 74-м году, когда писателя изгнали из СССР. Мне было 15лет. Я смотрел на него и ощущал, что этот человек, несмотря ни на что, верит в Россию… Именно, с тех пор, пожалуй, я стал всерьёз увлекаться политикой.

- Кого считаете своим наставником в профессии?

- Первыми и главными  учителями считаю отца Глеба Александровича Рара, который был влиятельной фигурой в русской эмиграции, и деда Василия Васильевича Орехова.  Оба любили Родину, но  всегда проводили четкую грань между Россией и Советским Союзом.

ЛЮБОВЬ К  РОССИИ У МЕНЯ В ГЕНАХ

- не раз слышал Александр слова от отца.

… Мне посчастливилось  знать Глеба Александровича в пору его работы на радио «Свобода». Он сердечно приветствовал появление в Берлине первой послевоенной  общегерманской русскоязычной газеты «Европацентр». C ним можно было о многом  посоветоваться. Он с охотой писал о жизни  первой волны русской эмиграции в Германии, о периоде, когда та эмиграция перед угрозой фашизма, ещё не двинулась по Европе дальше – во Францию и Америку.

Глеб Александрович – москвич, родился в 1922 году. Его дед Александр Фёдорович Рар,  как мы сказали, был заметной фигурой в первопристольной столице.Отец Глеба Рара, Александр Александрович, воевал в Первой мировой, был ранен, а после Октябрьского переворота прямо в лазарете был арестован и доставлен в Андрониевский монастырь – первый концлагерь советской России.

В 24-м  всю семью выслали в Прибалтику, и полтора десятка лет они жили в Латвии, Либаве. В 39-м  город переименовали в Лиепаю, он стал советской военно-морской базой, а в июне 40- го и вся Латвия была присоединена к СССР.

Сразу начались аресты, и в первую очередь русских. Стало ясно: оставаться на месте опасно. И было решено просить старшую сестру Глеба Александровича, жившую с мужем в Германии, сделать  семье вызов, позволявший эмигрировать.

Основанием послужило сговор Сталина и Гитлера о разделе восточной Европы: соглашение СССР и Германии от 19 января 1941 года о репатриации этнических немцев из Прибалтики. Сталин согласился обменять их на западных белорусов и украинцев, призванных в сентябре 1939- го в польскую армию и оказавшихся в немецком плену…

В Германии Глеб Рар и его двоюродный брат Кирилл, впоследствии священник и публицист, писавший  на религиозные темы, отказались от немецкого гражданства и зарегистрировались в бюро русских эмигрантов как «лица без гражданства».

Глебу Рару было двадцать с небольшим, он знал европейские языки, потому легко вошёл в среду соотечественников и патриотически настроенных студентов, объединённых в НТС ( Народно-Трудовой Союз). Гестапо присматривалось к этой организации и делало многое, чтобы её разгромить. У Глеба Рара нашли листовки на русском и немецком, призывавшие к противостоянию режимам Гитлера и Сталина. Он был арестован и отправлен в Бухенвальд.

Ему пришлось пройти через концлагеря – Заксенхаузен, Гросс-Розен, Шлибен, Лангензальц и, наконец, Дахау. Словом, натерпелся: болел, голодал, был истощён до последней степени, даже утратил надежду на освобождение. Жизнь висела на волоске…

В мемуарах, отрывки из которых в середине 90- х печатались в  газете «Европацентр», Глеб Александрович рассказывал, как ему удалось выжить. Спасла вера в Бога. Из деревяных щепок  молодой человек смастерил себе русский православный крест, молился и это придавало ему силы. Говорят, что в цепи жизни и страшные звенья не проходят бесследно… Глеб Рар – это явление! Он принадлежал к числу таких людей, которые оставались  личностями в самое трудное время.

Вторым своим  рождением Рар считал 29 апреля 1945 года, когда американцы вошли в Дахау, освободив тысячи измождённых заключённых из многих стран Европы.

На свободе Глеб Рар осознал: спасся чудом, что во многом определило его дальнейшую  жизнь; он решил, что это его миссия, которой  должен служить на земле и всегда был близок к церкви.

Так сложилось и в судьбе матери и бабушки Александра, да и многих людей поколения, пережившего бомбёжки и ужасы концлагерей: в их жизни церковь играла огромную роль.

В этом же, 45-ом году, в Менхегофе, под Касселем,  где жили русские беженцы и перемещенные лица, появилось энтээсовское  издательство «Посев», которое вело политическую работу и объединяло представителей русской эмиграции. ( Журнал «Посев» и сегодня выходит в Москве ежемесячно). Там начал работать журналистом Глеб Рар.

В 1955-м Глеб Александрович и Софья Васильевна – мать Александра-  встретились во Франкфурте на энтэсовской конференции, а двумя годами позже в Брюсселе, где жили её родители, поженились.  Вскоре, по рекомендации «Посева», молодые переехали на Тайвань. Там начала работать  радиостанция «Освобождение» и требовались русские интеллигенты, которые освоили бы премудрости радиожурналистики. На Тайване, и родился их первенец Александр.

Годом позже семья перебралась в Токио, куда Глеба  Рара направили для работы  в русской  редакции  японского вещания. Семья росла: у Александра появились братья – Всеволод и Михаил, сестра Ксения.

Скитания  по миру на этом не кончались. Были другие города и страны, где Глеб Рар работал журналистом, а заботы о воспитании  детей лежали на плечах Софьи Васильевны. Она  всю жизнь посвятила семье: вырастила шестерых – четырёх  сыновей  и двух дочерей.

… Вернувшись в Европу, Рар преподавал в  американском университете в Гейдельберге, много писал для газет и журналов. Вернулся  в издательство «Посев», печатался во Франкфурте-на-Майне в журнале «Грани», главным редактором которого был в ту пору его брат Лев Рар.

В Мюнхене на радио «Свобода» Глеб Рар многие годы вёл религиозные передачи и, ставшую известной, программу «Балтийский маяк», а потом  – программу – «Партнёр – Германия».

Он слишком много работал: надо было содержать  большую семью. Из-за нищенской зарплаты, фактически, вынужден был одновременно  трудиться в трёх местах. По вечерам преподавал историю искусства и русский язык в Висбадене в американском университете Мериленд, когда  семья жила под Франкфуртом, ездил в Гейдельбергский  университет, где за несколько лекций получал в три раза больше, чем за ежедневную работу в энтээсовских изданиях.

Глеба  Александровича всегда  заботило  будущее нового русского зарубежья и русского языка и он, по мере сил, занимался и этим, понимая, что там, где жива наша русская речь, там жива Россия. Потому он    старался инспектировать обучение в русских школах, участвовал в создании библиотек, клубов. И, конечно, всегда помогал приходам русских церквей.

В конце 80-х Глеб Рар стал председателем  Свято – Князь – Владимирского братства, существовавшего ещё с 1890 года при российском императорском посольстве в Берлине.  Он следил за состоянием и порядком  русских церквей, построенных  братством в начале века  на знаменитых немецких курортах в Бад – Киссингене  и Бад- Наухайме.  А сегодня дело Глеба Рара продолжают его сыновья, братья политолога Александра Рара.

Председателем старейшего  православного благотворительного общества – Святого владимирского братства в Европе стал его сын Дмитрий. Теперь он наблюдает за приходами русских церквей, построенных в Германии.  Другой сын Рара  Михаил – священник, настоятель  русской православной церкви Московской патриархии  в Веймаре. Он занимается благотворительной деятельностью, помощью  нуждающимся российским детям.

Примечательная деталь: документы свидетельствуют, что одного из предков Рара крестил сам царь Петр Первый.

Старой белой эмиграции больше не существует. Глеб Рар  и его жена принадлежат к младшему поколению, к тем, кто родился после Граждан – ской войны. Но земное существование этого поколения близится к концу.

… Рара не стало в возрасте 83 лет. Он похоронен в Берлине 3 марта 2006- го года. И всегда в этот день, почтить память отца, собирается вся растущая семья.

Мемуары  Глеба Рара ждут опубликования (пока точно неизвестно где – в России  или Белоруссии), с фотографиями, подробной историей жизни русского эмигранта тех времён.

Мать Саши, Софья Васильена,  живёт  под Мюнхеном. У неё  восемь внуков. По семейной традиции, раньше её дети  приезжали сюда часто.

А сейчас собрать  всю фамилию вместе  стало трудно – грустит Софья Васильевна,-  дети  и внуки живут в разных городах и странах. Приезжают по особым случаям – на свадьбы, крестины и похороны…

ПРЕДКИ

Ещё одна родословная ветвь Александра Рара, его дед по материнской линии Василий Васильевич Орехов. Он родился на Орловщине. Русский  дворянин, офицер,  в  Гражданскую – адъютант белого генерала Врангеля.  По семейной легенде один из его предков был татарским баскаком,  перешедшим на службу к Дмитрию Донскому.

История Ореховых,- считает Александр, – более известна. Они – военные в нескольких поколениях.   Род был  близок царской семье.  Был Орехов, который служил в полку Ивана Грозного и женился на княгине Нарышкиной.   Другому Орехову – Александр  Первый поручал сопровождать и прятать в России будущего французского короля  Людовика  18-го,  оказавшегося в изгнании…

В дни февральской революции 1917-го года дед Александра Василий Орехов отстоял главный питерский вокзал, который  должны были захватить большевики. За это он был награждён. Кроме того, во время Первой мировой войны, он получил высшую награду России за то, что закрыл амбразуру дзота и спас сотни людей. Такой же подвиг во Второй мировой войне, фактически, повторил Александр Матросов.

Валилий Орехов -  был личным адъютантом  генерала Врангеля, по приказу  которого в 1929 году создал  и всю последующую жизнь, как уже было сказано, издавал  журнал «Часовой». За родину, честь и свободу! – был девиз этого органа российского национального движения за границей.

Жена Орехова, Маргарита  Владимировна Петрова, то бишь бабушка Александра по материнской линии, была дочерью военного летчика и внучкой русского генерала.  Оба были расстреляны в 1918 году большевиками.

Военно – политический журнал  «Часовой», объединявший русское  офицерство в эмиграции, выходил сперва в Париже, потом в Брюсселе. И просуществовал  до перестроечных времён – конца 80-х годов. А бессменный главный редактор Василий  Орехов, доживший до1994 г., умер в Брюсселе в 90 лет, и до последнего дня сохранял надежду вернуться на родину, в Россию.

Светлана БЕРЕЗНИЦКАЯ

Часть 1 Часть 2 Часть 3

© 2017 SphäreZ – Russischsprachige Zeitschrift in Deutschland

Impressum