Свободный язык – свободное слово!

В словаре Гете – 600 тысяч слов.
Ты не Гете – запомни тысячу!
Свободно говорить – в свободной стране.
Слово - не воробей, схватывай налету!
Владеешь языком – владеешь собой.
Язык без срока годности.
Запасайся словами.
Язык твой - друг твой.
Имей сто друзей!
Язык - душа страны.
Загляни в нее.
Читай Шиллера, как Пушкина.
В подлиннике.
Хочешь жить в Германии, старайся знать язык!
Живешь в стране – говори на ее языке.

• Золотой медведь или золотой телец

О ткрылся 63 Берлинский международный кинофестиваль — один из трех главных киносмотров Европы. О темах предстоящего Берлинале, его участниках и почетных гостях рассказал собкору «РГ» в эксклюзивном интервью директор фестиваля Дитер Косслик (DIETER KOSSLICK).

Среди международных кинофестивалей Берлинале занимает свою нишу. Как вы ее определяете?

· Когда во время торжеств в честь юбилея Елисейского договора мы встретились с президентом Олландом и канцлером Меркель, я сказал, что Берлинале — образец французско-немецкого сотрудничества. И добавил, что пока Канн на первом месте, а Берлинале — на третьем, но это классно! На это канцлер спросила: «Кто же под номером два?». Я ответил, что второй мы пока еще ищем.
Сложилась ли на фестивале этого года какая-то определенная тематика?
· У нас будет около 400 фильмов, 19 — в официальной программе, и на этот раз всего 17 премьер. Я рад, что фестиваль открывается замечательным внеконкурсным фильмом Вонга Карвая «Большие мастера» — он о необыкновенных людях! Что касается основной темы… Отборочный этап обычно длится почти год, и лишь к его концу мы может предположить, как сложится фестиваль. Обычно темы складываются стихийно: фильмы об экологии, о женщинах, об актуальных общественных проблемах. И только к концу фестиваля можно сформулировать, что за картина получилась в итоге. Да-да, хотите — верьте, хотите — нет, но главный смысл открывается нам лишь перед церемонией закрытия. Так что посмотрим, как все сложится.
Иногда можно услышать и такое мнение: Берлинале — это альтернативный фестиваль с обилием эротического кино и какими-то безумными идеями. Что вы на это скажете?
· Ну, это уж точно мнение людей, далеких от кино. Я удивлен. Нас чаще упрекают в том, что фестиваль слишком политизирован, и что Дитер Косслик берет в программу слишком много картин на злобу дня. Да, при рождении фестиваль выполнял и политические функции — он ведь возник во времена «холодной войны». Мы, например, впервые показывали фильмы из Ирландии, которые там лежали «на полке» и были запрещены. Фильмы, которые мы теперь отбираем в России, — тоже не те, которые могли бы открыть Московский фестиваль. Впрочем, политику мы понимаем как срез общественной жизни и стремимся показывать картины, которые имеют нечто общее с реальностью. Ну, а насчет эротики — конечно, Берлинале отражает и эту реальность тоже: Берлин не ставит в этом смысле для людей никаких ограничений. И вы свободно можете посмотреть такие фильмы во всех программах, особенно в нашей секции «Тедди» — если вы туда, конечно, пойдете. В этом году она будет проводиться в здании бывшего аэродрома Темпльхоф. В секции «Панорама» тоже будет много интересного в этом смысле. Но порнографию мы показывали только однажды — это был фильм недавно умершего японского классика Нагисы Осимы «Империя чувств». Тогда единственный раз за все 63 года на фестиваль пришла полиция: вроде бы мы показали нечто неприличное. Сейчас мы просто бы посмеялись над этим: теперь мы уже совсем другие вещи показываем! Так что в области эротики мы на первом вместе — приходите, покажем все, что хотите.
И все-таки, есть какой-то главный мотив предстоящего фестиваля?
· Мотив — реалистические фильмы, которые показывают, как на наших глазах меняется мир. Ведь мы совсем еще не осознали, что вот уже лет двадцать находимся в процессе, масштабы которого нам неясны. С одной стороны, безумный «турбо-капитализм», который уже разрушил почти половину мира, с другой — развалившаяся коммунистическая империя. Есть и третья сила — Китай, где умудряются совмещать и то, и другое. Кто бы мог подумать: функционеры едут на 500-м «мерседесе» на 24-й съезд Компартии! Это какой-то совсем другой тип коммунизма. А пока что на земле появляется все больше бедных людей, и в мире по-прежнему идет классовая борьба. Все это отражается в фильмах, которые мы выбираем.
То есть фестиваль вновь, как и в прошлом году, будет пронизан пессимизмом?
· Есть два типа фильмов. Одни действительно пессимистичны. С другой стороны, даже в Греции снимают оптимистичные фильмы. Два месяца назад я там был. Апокалипсис, который там происходит, — это для общества своего рода катарсис. Кажется, что все уже взлетает на воздух, но в этом очищении есть надежда. Как и в некоторых представленных у нас фильмах. Надежда, что все-таки потом будет лучше. Латинской Америке знакомо это чувство, и мы отобрали оттуда много интересных фильмов. Кстати, и финальная часть трилогии австрийского режиссера Ульриха Зайдля, которая идет в конкурсной программе, тоже называется «Надежда».
Итак, реализм. Но он тоже предстает в разных жанрах — расскажите теперь о «палитре» фестиваля.
· Структура современной киноиндустрии такова, что в ней происходит очень много изменений. Хотя бы из-за вторжения новых технологий. Их активно используют в блокбастерах — и такое чувство, что эти выдуманные, фантастические истории очень точно отражают реальность. Крупные режиссеры тоже снимают так, что кажется: то, что вы видите на экране, происходит где-то неподалеку от вас — в реальности. Пример. Новый фильм Гаса Ван Сента «Земля обетованная» с Мэттом Деймоном в главной роли рассказывает историю, о которой мы вообще ничего не знаем. Есть такое явление, уже очень распространенное в Америке, — фрекинг. Это когда вы у себя на участке бурите скважины природного газа. Там этого газа повсюду очень много. Вам, русским, нужно с опаской смотреть в будущее: если так пойдет дальше, скоро вы будете у нас газ покупать! Но проблема не только в том, что при бурении используется очень много химикатов, но и в том, что так наносится огромный вред природе. Эта тема, кстати, обсуждалась у нас в бундестаге: некто хотел бурить у себя в Вестфалии, но ему запретили. Вот и такую проблематику мы вскрываем на фестивале. Или боснийский режиссер Данис Танович показал в своем фильме «Случай из жизни собирателя железа» судьбу маленькой цыганской общины. Невероятная нищета — в полутора часах от Берлина! Скоро тема цыган станет весьма актуальной во всей Европе.

Вы сказали, что в фильмах отражены разрушительные свойства капитализма. Что вы имели в виду?
· Уже отчетливо видно, как капитализм путем финансовых спекуляций уничтожает мир. Даже в странах с хорошим достатком люди беднеют — повсеместно! Рушатся системы, жертвами этого становятся миллионы людей. Мы это наблюдаем на примерах Ирландии, Испании, Греции, которым нужна поддержка извне, чтобы государства могли существовать и дальше. Это так или иначе отражается во всех наших фильмах. Об этом, кстати, и фильм из России — «Долгая счастливая жизнь» Бориса Хлебникова. Это потрясающий фильм, показывающий необыкновенно красивую страну. В совершенно другой манере, чем в американском кино, там рассказано о том, как у фермеров просто отбирают землю. Крестьяне, которые раньше были организованы в колхозы, теряют землю, потому что пришел новый класс капиталистов.
Вы хотите сказать, что все конкурсные фильмы анализируют реальные трудности бытия?
· По сути, да. У нас есть фильм о польских священниках-гомосексуалистах — тема, которая очень актуальна и в ФРГ. Во французском фильме «Камиль Клодель» Бруно Дюмона с Жюльет Бинош показано, как людей ни за что бросают в психушку. Во всех этих фильмах главный мотив: жизнь трудна, несправедлива, но все равно она — благо. Как в чилийском фильме Себастиана Лелио «Глория»: там женщина примерно моего возраста рискует пойти на танцплощадку, чтобы найти себе мужчину. Конечно, терпит неудачу, но фильм, хоть и показывает нечто совершенно чокнутое, несет такую позитивную энергию, что начинаешь верить в собственную судьбу. Мы в администрации фестиваля до сих пор распеваем песню из этой картины! Вообще, в Латинской Америке выросло новое поколение кинематографистов, которое благодаря новым технологиям получило возможность снимать высококачественное кино.
Какими критериями вы руководствовались при отборе картин? Отличаются ли они от ваших подходов в прошлом году?
· Мы снова отобрали много работ режиссеров, впервые участвующих в Берлинале. Но можно лишь удивляться тому, насколько хороши эти фильмы. Когда смотришь казахский фильм «Уроки гармонии» Эмира Байгазина, идущий в главном конкурсе, трудно поверить, что это фильм никому не известного в Европе режиссера. Сейчас в мире бум «независимого кино», которое очень быстро делается, — эти фильмы тоже есть в программе. Много «женских» тем, а значит, в фильмах много замечательных актрис. Только из Франции — все, кого мы любим: Изабель Юппер, Катрин Денев и Жюльет Бинош. Денев играет в замечательном фильме, который закроет официальную программу — «На моем пути» Эмманюэль Берко. Он о том, как женщина пошла покупать сигареты, а вернулась года два спустя. Надо видеть, каким юмором обладает Катрин Денев! Это будет хороший конец фестиваля. Есть в программе хаотичный, но и оптимистичный американский фильм «Неизбежная смерть Чарли Кантримена» Фредрика Бонда с супер-звездой Шайей Лабафом и немецким актером Тилом Швайгером. Есть и эпические фильмы, например, «Ночной поезд в Лиссабон» Билле Аугуста, с замечательным актерским ансамблем.

Расскажите о немецких конкурсных фильмах.
· Они будут, но речь в них идет не о Германии. Действие фильма Пиа Маре «Лайла Фури» происходит в Южной Африке. Второй немецкий фильм — «Золото» Томаса Арслана с Ниной Хосс рассказывает о немцах, которые 120 лет назад эмигрировали в Америку и пытаются там добывать золото.


Говорят, приедет Джордж Клуни?

· Ему нужно только в такси сесть: он сейчас живет и снимает в Берлине. Клуни — друг Мэтта Деймона, поэтому, думаю, он придет. В Берлине сейчас многие звезды снимаются: Уиллем Дефо, Эд Морган… Если они придут, можно больше никого не приглашать. Но обещали приехать Анита Экберг, Эмма Стоун, Изабель Юппер, Шайа Лабаф, Руперт Гринт, Тил Швайгер, Джереми Айронс, Катрин Денев, Жюльет Бинош, Джеффри Раш, Изабелла Росселини — список большой.
Кто на этот раз получит почетного «Золотого медведя»?
· Впервые за все 63 года это будет документалист — журналист и писатель Клод Ланцманн. Мы покажем реставрированный вариант фильма «Холокост», некоторые другие его фильмы, например, «Собибор». Для нас немцев, в год 80-летия прихода Гитлера к власти эта тема особенно важна. Мы и в секции «Ретроспектива» показываем фильмы режиссеров, которые были изгнаны из Германии в годы нацизма. Ну, а «Золотые камеры» будут вручены Изабелле Росселини и Розе фон Праунхайм.
Чего ждать от кинорынка?
· Берлин уже зарекомендовал себя как третий или четвертый по значению кинорынок мира. В этом году он особенно велик. Запланировано почти 600 премьер, приедут более 7 000 участников. Увеличилось число участников из Азии и Восточной Европы. И очень сильно представлена Россия. Рынок — это бизнес, а бизнес — это общение. Чтобы подписать хорошую сделку, иногда нужно вместе поужинать. Кстати, об ужине: одна из самых замечательных программ — «Кулинарное кино». В этом году она пройдет под девизом «Из сада — на вилку!»

Анна Розэ, «Российская газета»

© 2017 SphäreZ – Russischsprachige Zeitschrift in Deutschland

Impressum