Свободный язык – свободное слово!

В словаре Гете – 600 тысяч слов.
Ты не Гете – запомни тысячу!
* * *
Свободно говорить – в свободной стране.
* * *
Слово - не воробей, схватывай налету!
* * *
Владеешь языком – владеешь собой.
* * *
Язык без срока годности.
Запасайся словами.
* * *
Язык твой - друг твой.
Имей сто друзей!
* * *
Язык - душа страны.
Загляни в нее.
* * *
Читай Шиллера, как Пушкина.
В подлиннике.
* * *
Хочешь жить в Германии, старайся знать язык!
* * *
Живешь в стране – говори на ее языке.

• Граф моды

11 апреля исполнилось бы 100 лет Олегу Кассини… Легендарный кутюрье, наверное, из-за редкого в Америке имени Олег проникся ко мне симпатией, когда мы познакомились в середине 90-х. У него биография современного Казановы и Бенвенуто Челлини одновременно. Первый донжуан Голливуда 40-50-х, он был женат на Джин Тирни, помолвлен с Грейс Келли, стал личным модельером Жаклин Кеннеди. Его дед Артур Кассини был послом России в Китае и США, в честь него назван Порт-Артур. Фото это я сделал 6 октября 2005 года, когда Кассини чествовали в Национальном клубе искусств в Грамерси – Парк в Манхэттене, где, кстати, и жил сам лауреат. Он – обладатель Золотой медали Национального клуба искусств США за достижения в области моды. Вручение состоялось здесь же, в помещении клуба в Грамерси. Он умер пять месяцев спустя. А тогда, выступая в конце церемонии, Кассини, одетый в бордовый пиджак и темную рубашку, вспомнил, как в декабре 1936 году с пригоршней долларов в кармане, рекомендательными письмами и теннисной ракеткой он поднялся в Неаполе на борт теплохода «Сатурниа» и отправлялся покорять Америку. Ему это удалось сполна…

Для многих он давно остался в истории, в ретроспективной дымке 50-60-х, когда публика во всем мире обсуждала его помолвку с Грейс Келли, будущей принцессой Монако, и наряды, придумываемые им чуть ли не ежедневно для Жаклин Кеннеди. Он практически не изменился с того осеннего дня 1996 года, когда мы с ним познакомились. Так же худощав, поджар, стремителен, седая грива ложится на ворот, каплевидные очки с легким затемнением не скрывают острых, цепких, всегда чуть ироничных глаз. По-русски он не говорит, но в нем течет русская кровь, как, впрочем, и итальянская, и польская, и казацкая.
Кассини – первый модельер в мире, начавший лицензирование и франчайзинг. Со временем он создал дизайнерско-производственную империю, которая приносит в год до 300 млн долларов. Современная мода обязана ему многочисленными придумками, в числе которых плотно облегающее платье, платье с маленьким белым воротником, вязаные наряды, военный стиль для женщин, цветные вечерние рубашки для мужчин, классический силуэт A-line. В прошлом году Кассини предложил новую линию спортивной одежды, чем вызвал фурор: никто не предполагал, что престарелый кутюрье вступит в схватку с молодыми волками, контролирующими рынок. И тогда же он начал свой новейший свадебный проект, разработав серию неоклассических фасонов платьев для невест.

- Чем вы вдохновляетесь, когда приступаете к очередному дизайнерскому проекту?

- Я понимаю, что должен создать специальную ауру для конкретной личности. Прежде всего остального, я люблю женщин, и очень хочу, чтобы они выглядели волнующе, сексуально. Это, если хотите, мой главный концепт. Делать платье и восхищаться этим платьем как атрибутом одежды меня совершенно не вдохновляет. Многие дизайнеры сегодня используют женщину как манекен для реализации собственных творческих идей, но это не по мне.

- Ваша новейшая свадебная линия пользуется популярностью?

- Безусловно! Я работаю в партнерстве с очень крупной компанией, которая фактически контролирует рынок свадебных нарядов в США. Они используют мое имя и мои дизайнерские проекты. Мы уже отправили заказчикам 60 тысяч платьев по средней цене 1500 долларов. Необычность коллекции в том, что помимо традиционных праздничных и элегантных нарядов в нее входят, да-да, не удивляйтесь, свадебные джинсы и тишортки, правда с хрустальными инкрустациями. Я решил включить джинсы вместо традиционных нарядов для матери невесты. Мне захотелось придумать что-то очень оригинальное. Меня радует, что я по-прежнему популярен как дизайнер среди молодых женщин. Пару лет назад Совет фэшн-дизайнеров Америки (CFDA) вручил мне специальную премию за вклад в моду. Не знаю, правда это или нет, но меня считают одним из самых великих дизайнеров всех времен и народов. Ну, мне трудно об этом говорить.

- Как вы относитесь к конкуренции со стороны других модельеров?

- Многие направления современной моды – это чистый шоу-бизнес и ничего кроме шоу-бизнеса. Многие дизайнеры не запрограммированы надолго из-за невероятно сильной конкуренции. Когда я начинал в Нью-Йорке в 1950 году, то продавал свои фасоны 99 магазинам и фирмам в одном только этом городе. Сегодня можно от силы продать трем фирмам, потому что большие корпорации поглотили всех остальных. Я был пионером фэшн-лицензирования, моих франчайзов сегодня десятки, они производят одежду и сумочки, духи и спорттовары.

- Кто для вас объект восхищения в сегодняшнем мире моды?

- Ральф Лорен. Я знаю его еще с того времени, когда он занимался дизайном галстуков. Он демонстрирует большой талант и упорство.

- Вас не разочаровывает, что люди сегодня одеваются небрежно, без почтения к канону и традициям?

- Я стараюсь держать нос по ветру, предчувствовать следующие изгибы моды. Сегодня жизнь достаточно сложна, разные проблемы наседают на людей, и они хотя бы в одежде стремятся чувствовать себя свободными. Либерализм – в возможности выбора, понимаете? Светские дамы могут сегодня поужинать вместе в роскошных платьях, а завтра встретиться где-то на бегу и съесть по сэндвичу, облачившись в джинсы. Вообще, на моду влияет политика и настроения народа. Сейчас идет ужасная война в Ираке, люди очень напряжены и нервничают. И поэтому предпочитают абсолютно свободную от условностей одежду. Тут есть прямая взаимосвязь.

- Как вы считаете, можно ли и нужно преодолевать пропасть между высокой модой и одеждой рядового потребителя?

- Пропасти нет. Мода всегда приходит с улицы. Сейчас в ходу джинсы и спортивные туфли. Миллионеры уже не ездят на роллс-ройсах, предпочитая маленькие, экономичные машины или джипы, носят бейсболки козырьком назад, небрежные свитера, плохо пошитые джинсы.

- При очень высоких ценах на модельную одежду на нее всегда есть спрос. Почему?

- Всегда есть люди, которые хотят выделяться из общей массы. И всегда есть люди с большими деньгами.

- А кто вам нравится из супермоделей?

Вы знаете, я могу позвонить в любое агентство и найти девочку, ничуть не уступающую тем, кого мы называем суепрмоделями. И даже лучше. Успех делается. Из любой девчонки можно сделать звезду. Меня никто не потрясает. У меня были самые красивые женщины 20-го века, и я достаточно в этом искушен. Ах да, меня восхищает Мария Шарапова. Вот это настоящая русская красавица!

- Что вы думаете о России?

- В годы Горбачева я хотел приехать, обратился в Вашингтон, в посольство, но там все утонуло в бюрократическом болоте. Мне было бы очень интересно что-нибудь сделать в России. Хочу найти заинтересованного партнера, чтобы организовать, скажем, презентацию в Москве моих свадебных фасонов (указывает рукой на разложенные на столе эскизы). Я русский, и меня знают в мире. К сожалению, я забыл два языка, которые знал в детстве, – русский и датский. Но я хочу восстановить русский, взять ускоренный курс, и через три-четыре месяца начну говорить. Язык есть, где-то внутри, на донышке памяти, нужно только внешнее усилие, толчок.

- После эмиграции из России вы жили в Западной Европе. Почему все-таки выбрали Америку?

- Я, русский эмигрант, поступил совершенно по-идиотски, покинув Италию в 18 лет и приехав в Америку в годы Великой Депрессии. Дикая ошибка! Если бы я не поехал в Голливуд, я был бы, возможно, европейским дизайнером уровня Валентино. Еще одну грубую ошибку я совершил много позднее, когда в 73-м году, открыв дом моды в Милане, не остался в Европе, а вернулся в Америку. Ведь я пришел на рынок раньше, чем Армани и Версаче. Когда у тебя такая долгая карьера, постоянно возвращаешься мыслями и к своим успехам, и к своим неудачам.

- Но переписать прошлое невозможно. Какой же смысл травить себе душу?

- Мне недавно приснился сон, как я проиграл решающую подачу в теннисном турнире в Италии много лет назад. Интересно, почему самые главные воспоминания – спортивные? Я не знаю, как работает мой мозг, но он меня все время возвращает в самые волнующие моменты моей спортивной жизни. Да, время бежит стремительно. Когда я был совсем юн, то гнал и гнал его вперед, чтобы повзрослеть и ходить с девушками на свидания.

- Как вы подбирали ключи к женским сердцам? Каков ваш рецепт мужского успеха?

- Нужно быть уверенным в себе. Легко принимать от женщины все, включая отказ. Никогда не было для меня самоцелью достичь чего-то, покорить кого-то. Работа, спорт, секс – никогда не в тягость, все легко, непринужденно. Женщины любят учтивое обхождение, восхищение и обмен идеями. В этом я был непобедим, честное слово. В моей автобиографии отражена где-то пятая часть моих амурных побед, я не стал описывать больше, иначе бы мне просто не поверили.

- Что для вас спорт?

- Это моя жизнь. Я мог посвятить ему себя без остатка, но выбрал моделирование одежды как профессию только потому, что спорт приносил тогда, в 30-е годы, гораздо меньше денег. Как атлет, я добился многого. До недавнего времени играл в теннис, катался на лыжах, ездил верхом, участвовал в скачках. Продолжаю играть в гольф, посвящаю ему примерно 4 дня в неделю.

- Кто для вас образец?

- Вдохновляюсь Леонардо да Винчи. Он моделировал одежду, архитектурные сооружения, конструировал оружие, создавал скульптуру, рисовал картины. Он был человеком на все времена, и я пытаюсь, по мере отпущенных мне сил и способностей, следовать этому универсальному принципу.

- Как вам удается поддерживать себя в хорошей форме?

- В молодости, идя на свидание, я глотал дюжинами устрицы (хохочет). Если серьезно, очень важен твой запах. У меня хорошая кожа, я очень чистоплотен. Я придумал очень хороший одеколон. Но главное – другое. Это обман, что выбираешь ты. Выбирает всегда женщина – причем в первые несколько секунд знакомства. Она решает, а все остальное – пропаганда. Отношения могут развиться и стать серьезными, а могут остаться романтическим всплеском, но выбирает всегда женщина. Благодаря женщинам, спорту, умеренности в еде я в 92 года веду жизнь 50-летнего. У меня есть теория. Если болезни тебя не убили в 70 лет, природа дает тебе карт-бланш на следующие 20-30 лет. Я контролирую свой дух и свое тело. Не даю им стареть. И пытаюсь придумать, что же такое еще сделать, чтобы не скучно прожить премиальные годы.

- Вы соблюдаете специальную диету?

- Ем много углеводов – макароны, спагетти. В Италии полюбил овощи, оливковое масло, то, что называют средиземноморской диетой. Ем головой, а не желудком. Половина американцев страдают ожирением, потому что понятия не имеют об эстетическом контроле за едой. Каждую неделю контролирую вес. С 17 лет он неизменен – 150 фунтов плюс-минус два фунта.

- Что вы знаете о своих родителях и корнях?

- Мой отец – русский граф Александр Лоевский. Он был потомственный аристократ с богатой родословной, денди и гурман. Знал все рестораны Парижа и имел в своем гардеробе несколько сотен шелковых рубашек и 552 галстука. Мать – Маргарита Кассини, просвещенная дама, также голубых кровей, знала много языков. Когда семья бежала от большевиков в Европу и поселилась во Флоренции, она открыла бутик модного платья. Собственно, я пошел по ее стопам. Мой дед с материнской стороны – дипломат Артур Кассини, потомок выходцев из Триеста Капиззуччи-Кассини. Он служил российским послом в США во времена президентств Маккинли и Теодора Рузвельта. В честь него названы Порт-Артур в Китае и Техасе.


Олег СУЛЬКИН,
Нью-Йорк

© 2019 SphäreZ – Russischsprachige Zeitschrift in Deutschland

Impressum