Свободный язык – свободное слово!

В словаре Гете – 600 тысяч слов.
Ты не Гете – запомни тысячу!
* * *
Свободно говорить – в свободной стране.
* * *
Слово - не воробей, схватывай налету!
* * *
Владеешь языком – владеешь собой.
* * *
Язык без срока годности.
Запасайся словами.
* * *
Язык твой - друг твой.
Имей сто друзей!
* * *
Язык - душа страны.
Загляни в нее.
* * *
Читай Шиллера, как Пушкина.
В подлиннике.
* * *
Живешь в стране – говори на ее языке.

МЕЛОДИЯ – ЕСТЬ МЫСЛЬ МУЗЫКИ

СЕРГЕЙ НИКИТИН: МЫ ПОЁМ СТИХИ

Слушая Никитиных мы все, конечно, понимаем, что перед нами – явление культуры…– сказал о них ученый и поэт Дмитрий Сухарев.
Никитины бесспорно – знаковые фигуры в истории российской авторской песни. Они не только прекрасно поют, а и, смею утверждать, в жизни являют собой удивительный дуэт: деятельные, красивые, интеллигентные люди. В их песнях столько тепла и внимания к человеку, его душе, столько простоты, очарования, добра! В них – магия их неповторимого обаяния и таланта.
Известно, что Сергей «вышел в лирики из физиков». Пол жизни они с Татьяной (оба – выпускники МГУ, оба кандидаты физмат наук) успешно занимались биофизикой. Не расставались с профессией даже тогда, когда главным интересом для них стала сцена. «Очень трудно было решиться уйти, – поясняет Татьяна, – и, помимо работы, нас долго держала среда, в которой выросли. Мы были её выдвиженцами и стали её голосом».
Выступление Никитиных – это театр двух актёров. Концерты построены как спектакли. Драматургия меняется в зависимости от репертуара, настроения, зрителей. Никитины поют стихи разных авторов разных лет, но добиваются при этом ощущения общей цельности спектакля. Мелодии, актёрская интонация, нюансы исполнения – всё сосредоточено на авторском понимании основной мысли стихов. На сцене возникает роман «о времени и о себе». Его страницы – вехи в развитии жанра авторской песни. Выступления Никитиных – роман с продолжением, он постоянно обновляется. «Авторская песня, – считает Никитин,- как и творчество Окуджавы, Городницкого, Визбора, Кима… – не побоюсь громких слов – это наше национальное достояние».
В Европе им рукоплескали полные залы Берлина и Мюнхена, Гамбурга и Ганновера, Дортмунда и Амстердама, Кёльна, Штуттгарда, Аугсбурга, Бремена и Парижа. Их выступлений ждут в десятках городов Америки, Израиля…. Наша встреча состоялась в Берлине.
Какую нишу в российской песенной культуре занимает дуэт Никитиных? – был мой первый вопрос
Татьяна. Мы поём стихи! Формировалась такая традиция в среде университетской и технической интеллигенции, получила распространение в широких кругах, и приобрела, как ныне принято говорить, свой брэнд – «авторская песня».
Сергей попал в свою нишу сразу, ещё студентом. И стал звездой. Казалось, мелодии падают к нему с неба, слетаются из воздуха, как птицы. Стихи, которые он выбирал, писал к ним музыку и пел, очерчивали круг его судьбы. Нашей с ним судьбы. Сергей стал одним из зачинателей композиторского направления авторской песни.
Сергей. Я пишу музыку, образно говоря, как переводчик: стихи близкие мне по духу, по мироощущению, надо авторизовать, как бы «присвоить» и, пропустив через себя, перевести на язык музыки. Такую работу Булат Окуджава называл поиском внутренней интонации.
Этим продиктована и манера нашего с Татьяной исполнения и поведения на сцене: стремимся найти отклик, передать слушателям то волнение, которое испытываем сами.
Помнится, Булат Шалвович Окуджава сказал или написал, что певец со сцены всегда поёт «для вас, а Никитины поют о вас». Он считал, что ваши песни, как истинная поэзия и настоящее искусство, противостоят маскультуре сомнительного толка.
Татьяна.  Это – высокая оценка. И, правда, мы льстим себя надеждой, что существуем в пространстве, которое именуется искусством. Каждый спектакль -доверительный разговор, живое общение со зрителями, незапланированные реплики, шутки. Наша функция сходна с задачей литературы. Но если литература оставляет человека наедине с книгой, то мы обращаемся к вам лично. Как бы ведём диалог с каждым в отдельности. И заставляет каждого, кто приходит к нам, прожить за эти пару часов свою и нашу жизнь. Наверное, это прежде всего заслуга стихов, с помощью которых строится каждый наш разговор – спектакль. Когда же возникает некое единство со зрительным залом, появляется чувство полета, и тогда, наверное, в зале дышит искусство! И получается, что каждый концерт каким-то загадочным образом заставляет нас расти творчески и дальше жить напряжённо и полноценно. Может быть, потому мы так давно и преданно служим этому Театру.
Мы искренни, потому что исполняем свои любимые стихи прекрасных поэтов. Важно не только, как нам хлопают, но и как молчат, слушают: в стихах, которые мы поём, важны и паузы, и акценты. Потому я опасаюсь использования других, кроме гитары, инструментов, они могут нарушить авторскую интонацию, этот хрупкий баланс слова и музыки.
Иной раз с вами на сцене мы видим вашего сына. Он музыкант?
Сергей.  Нет, но Александр Никитин, конечно же, играет на гитаре, поёт, сочиняет стихи. Правда, его стихи сложны по форме, чтобы сделать из них песню. Видимо, сказывается основная профессия- Саша закончил аспирантуру Стенфордского университета, он филолог, занимается русской и итальянской литературой, а также компьютерной графикой.
Сын вырос в атмосфере постоянных репетиций и гитарных переборов. Все друзья, которые приходили к нам, пели и играли на гитаре. И он с детства был убеждён, что всё человечество занимается этим.
Татьяна. Первый раз мы взяли Сашу выступать с нами, когда ему было пять лет. Он должен был спеть «Ёжика резинового», который был написан для него. А на следующий день в детском саду сына встречали с транспарантами… На том наши публичные совместные выступления из воспитательных соображений надолго прекратились.
Саша закончил Гнесинскую школу, у него хорошее музыкальное образование, но серьёзно осваивать гитару он начал, когда учился уже в США. И, надо сказать, преуспел. Он знает не только песни, которые мы поём, но и все песни Визбора, Кима, Окуджавы, Клячкина. В Америке он всерьёз увлёкся джазом, ему стали близки Фрэнк Синатра и Луис Армстронг… А в последнее время Александр проявил себя и как композитор: он – соавтор музыки к одной из песен на стихи Бориса Рыжего, написал музыку к американскому мультфильму. Таким образом, совершенно естественно получилось, что нам может на второй гитаре подыграть человек, который прекрасно знает весь наш репертуар. Кроме того, интонация у каждого поколения своя и это вносит дополнительную краску. Саша обогатил наш репертуар иной манерой игры, и у него образовалась собственная ниша в наших выступлениях. Это как бы ещё один камертон. И каждый раз, когда нам удается собраться вместе, мы поём втроём, часто со сцены. Саша женат на американке, у них растет дочка Наташа. Ей почти восемь лет, она, конечно, уже хорошо говорит по-русски, даже помогает в освоении языка своей маме. А её братику – Даниилу три с половиной года.
У вас в репертуаре много детской тематики, даёте ли вы концерты специально для детей?
Татьяна. Как и многие соотечественники, мы с Сергеем стали в последнее десятилетие гражданами мира. Можно сказать, реализовали одну из статей ООН: человек волен жить и работать там, где он хочет. Работаем и дома, и в других странах. За рубежом появилась новая серьёзная проблема: сохранить русский язык у подрастающего поколения, живущего вне России. Мы с готовностью откликаемся на это: служить русскому языку – наша профессия и стремление, тем более, что песня – дорога к языку, самый короткий и эффективный путь к постижению и сохранению языка.
Во время гастролей по Европе тоже был запланированы детские концерты. И в Голландии И в Германии. Годом ранее на наше выступление в Бостоне собрались 700 детей с папами, мамами, дедушками и бабушками…
А в Пенсильвании два раза довелось быть свидетелями потрясающего, на наш взгляд, события. Туман, сырость, грязь – развезло дороги, но страстное желание услышать русские песни, родную речь пересилило всё. Три тысячи(!) человек – пожилые и молодые, с малыми детьми, съехались на машинах из разных городов штата, построили (под проливным дождём !) сцену, палатки. И три дня там звучали российские песни! Если бы я не видела этого собственными глазами, не поверила бы. В другой раз тоже было страшно холодно, а энтузиазм прежний… Вот вам и несанкционированные центры русского языка и культуры!!!
В своё время, в Петербурге вы были удостоены премии «За многолетнюю преданность русскому языку и служение поэзии».
Сергей. Представьте себе, лауреатами этой премии были Дмитрий Сергеевич Лихачев, Евгений Рейн, Белла Ахмадулина. В таком окружении, не скрою, приятно, но и очень почетно. Нам с Татьяной премию вручали в Царскосельском лицее, в том самом зале, где юный Пушкин читал свои стихи Державину. Какие эмоции мы испытали тогда!
Татьяна. Но совсем иные эмоции мы испытываем от засилья разнообразной «попсы». Я имею в виду не только поп-музыку, но и стиль в архитектуре, журналистике, даже в политике. Теперь в России мы живем в обществе потребления, где всем правят деньги, как раньше – идеология тоталитарного государства. И выяснилось, что в мире, где пропагандируется консумизм, где культура низведена до придатка сферы обслуживания, словно зубная паста или стиральный порошок, истинному искусству в России стало жить много труднее. Если прежде, в разные периоды советской власти, для идеологических и пропагандистских целей допускалось, подчас, поддерживать элитарное искусство и литературу. Приглашали музыкантов, исполняющих классику, и тогда честные, благородные редакторы могли, порой, минуя цензуру, поставить в программу что-то стоящее, а теперь и этот период окончен. Главное, сколько заплатят, пусть даже за самое замечательное имя…
Невозможно спокойно смотреть, (мы, правда, и не смотрим) бесконечные «развлекательные шоу-представления» кошмарного уровня, где разговоры подчас опускаются до надписей на заборах…
На Западе власти и частные люди дают музыкантам деньги, чтобы они играли классическую музыку в публичных местах, парках и это означает, что они стремятся воспитать вкус у своего народа. А когда без всякого отбора и конкурсов по российскому телевидению идёт тиражирование засоряющих эфир бездарных «фабрик звёзд», поющих под «фанеру», как бы одну и ту же бесконечную песню с тремя словами по всем каналам и без перерыва, то растут люди, поколения, которые уже верят, что это и есть хорошо. Зато теперь у нас все ориентировано на «рейтинг», который формирует соответствующая публика – «народу это нравится»! Мы дожили до того, что некоторые молодые люди не знают, кем был А.С.Пушкин – наше все!!!
Когда-то в советские времена композитор Арно Бабаджанян шутил: «Чем пошлее – тем башлее», но то, что «башлее» шло тогда в ресторанах, а не с экранов же телевидения!.. Может, мы и доживем до времён, когда будет найден механизм защиты людей от наступления пошлости?! Но сохранится ли наша национальная индивидуальность? Ведь лицо нации всегда определяется десятком её великих представителей – учёных, писателей, музыкантов, художников, которые и создают облик своего народа для мира. Вырастут ли у нас новые – Толстой, Чехов, Ахматова …. – вот в чем вопрос.
Сергей. Мы считаем, что сейчас проблема сохранения языка актуальна и в самой России – нет уже того настоящего русского языка, на каком говорили Пушкин, Бунин, Набоков… наши деды и родители. Ныне два десятка примитивных слов – чуть ли не весь «богатейший словарь», которым обходятся иные политики, иные журналисты и те, кого мы вынуждены лицезреть на телеэкранах…
Естественно, нас волнует какие образовательные программы предлагают молодёжи каналы российского телевидения?! Какие познавательные передачи, связанные с экологией и культурой языка, мы увидим и услышим? Что узнают наши дети?
Говорю об этом с болью, сознавая справедливость опасений русского поэта, лауреата Нобелевской премии Иосифа Бродского, которого заботили вопросы развития русского языка. Он полагал, что разрушение нации начинается именно с утраты родного языка…
Недавно мне попала в руки книга немецкого писателя Кремпеля о языке Третьего рейха, которым пользовалась фашистская пропаганда в период своего правления, запомнился эпиграф книги- слова филолога Франца Розенцвейга: «Язык – это больше, чем кровь».

Часть 1 Часть 2

© 2021 SphäreZ – Russischsprachige Zeitschrift in Deutschland

Impressum