Свободный язык – свободное слово!

В словаре Гете – 600 тысяч слов.
Ты не Гете – запомни тысячу!
* * *
Свободно говорить – в свободной стране.
* * *
Слово - не воробей, схватывай налету!
* * *
Владеешь языком – владеешь собой.
* * *
Язык без срока годности.
Запасайся словами.
* * *
Язык твой - друг твой.
Имей сто друзей!
* * *
Язык - душа страны.
Загляни в нее.
* * *
Читай Шиллера, как Пушкина.
В подлиннике.
* * *
Живешь в стране – говори на ее языке.

ДВЕ БОЛЕЗНИ

Европа интересуется: что будет с Белоруссией? Ничего не будет. Будет Лукашенко. Разница между Европой и бывшим СССР в том, что в Европе массовое побоище на центральной столичной площади служит показателем некоего неблагополучия. Смутно ощутимого, но всё же. А в России или Белоруссии это свободная вещь, то есть неприятно, конечно, но не повод для перевыборов, отставок и вообще беспокойства. Ведь основная масса довольна, ей всё нравится, и оснований сомневаться в победной лукашенковской цифре – 80 процентов без каких-то процентов на сегодняшний день нет. Ну набрал бы он 70. Ну 60. Что бы изменилось? Поэтому ближайшее будущее кроткой сестры нашей Белоруссии, как называл её А.И. Солженицын, сомнений не вызывает: будет как было. С незначительными стычками между ними и нами на самых верхах – из-за газа или прочей экономики: что ж, милые бранятся. И каких сомнений в глубокой сущностной близости двух режимов не возникает, кажется, даже у самих вождей. Обоих роднит глубочайшее презрение к своим народам, с которыми только так и можно. И правда: было бы нельзя – не терпели бы. Нашли бы способ не пойти на выборы. Можно подделать 10, 20, но не 80 процентов бюллетеней. Настоящее у нас похожее, а вот будущее разное, и Белоруссия поражена тоталитаризмом гораздо больше, чем Россия. Именно поэтому я не очень верю в прогноз Антона Ореха, обнародованный на «Эхе»: Белоруссия, мол, становится Туркменией, а Россия – Белоруссией.Это не совсем так, потому что у России болезнь другая: слоны и кошки (без обид, пожалуйста, это я для примера) всё-таки страдают разными хворями. Проблема Белоруссии в том, что она маленькая – и потому влияние режима Лукашенко на каждого гражданина здесь огромно. Проблема России в том, что она очень большая – и потому подушка между людьми и властью здесь почти непробиваема: страна при Путине и его присных деградирует, глупеет, сереет, становится агрессивней и скучней, но эти проблемы затрагивают не всех и не слишком глубоко. В глубине души ни один русский – кроме нескольких фанатиков, словно сошедших со страниц платоновской прозы, – не верил в идеалы коммунизма. И в идеалы капитализма. И в суверенную демократию времён зрелого путинизма. Всем это решительно по барабану, и вот не знаю, честно говоря, – что лучше? В России, как на лыжах, давление распределяется на огромную площадь и получается минимальным – вследствии этого никто ни во что не верит; массовые репрессии случаются, но не по идейным мотивам, а от злости и скуки. Больше – то заняться нечем, всё отнято. В Белоруссии всё острей, и процентов 70 трудоспособного населения искренне, идейно полагают, что Лукашенко – ещё далеко не худший вариант. И вот поди пойми, какой опыт губительней для нации вера в наглое самодовольное зло или неверие ни во что? Об этом много спорили. Лучше, думаю, честно сказать: оба хуже. Потому что не верить ни во что – тоже значит верить. В то, что перемены тебя не коснутся, что мир рухнет и тебя не заденет. Россия и Белоруссия болеют разными болезнями, но исход у этих болезней один. Лечиться, думаю, поздно. А утешаться можно евангельской цитатой: если зерно, падшее в землю, не умрёт, а останется одно, а умрёт, то принесёт много плодов.

Дмитрий БЫКОВ

© 2021 SphäreZ – Russischsprachige Zeitschrift in Deutschland

Impressum